Остеопатия в лечении детского церебрального паралича

Остеопатия в лечении детского церебрального паралича

Диагноз «детский церебральный паралич» (ДЦП) часто звучит как приговор. Между тем, во многих случаях нарушения вполне обратимы. Если дети получают нужное и, главное, своевременное лечение, они полностью восстанавливаются! Например, одна из форм ДЦП – атонически-астатическая – сначала проявляется просто задержкой психомоторного развития. Она диагностируется обычно лишь тогда, когда становится очевидным, что ребенок не может самостоятельно ходить, то есть, в 12-15 месяцев. Эта форма ДЦП практически не поддается лечению с помощью традиционных методов, но довольно легко и быстро корректируется с помощью остеопатии, особенно при раннем начале лечения.

ДЦП – ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА ЭТИМ ДИАГНОЗОМ

ДЦП – общее понятие, которое означает ряд нарушений в двигательной активности ребенка из-за неполадок в работе центральной нервной системы. Проще говоря – ребенок не осваивает нужные движения. Довольно часто этот диагноз ставят ребенку после года, но различные задержки в двигательной активности ребенка с риском развития ДЦП наблюдаются уже с первых дней жизни.

В развитых странах диагноз ДЦП ставят 1,5-2,5% малышей, в развивающихся – 2,5-5% детей.

Почему же возникает ДЦП? Самыми частыми причинами возникновения патологий нервной системы считаются хронический дефицит кислорода у плода (гипоксия), асфиксия во время родов (в основном, из-за обвития пуповиной), повреждения при родах, инфекции. Таким образом, причины ДЦП возникают в перинатальном периоде (беременность, роды и первые дни жизни), но вот выявляются они, в основном, гораздо позже: когда ребенок должен уже сидеть, ползать, пытаться ходить, но не делает этого.
Есть определенные критерии правильного физического развития ребенка. Так, в две недели хорошо развивающийся ребенок начинает фиксировать взгляд, в 2 месяца начинает поднимать голову, в полгода – ползать и садиться, около года – делать первые шаги. Гуление малыша должно быть разнообразным, он должен произносить не только гласные, но и согласные звуки. Если этого не происходит, стоит показать ребенка специалисту.
Если видно, что тело новорожденного младенца слишком расслаблено или напряжено, нет нормального тонуса, то лучше обратиться к врачу сразу же, не дожидаясь и двух недель, особенно, если есть факторы риска. Вообще, в Европе, в частности во Франции, принято показывать остеопату всех малышей сразу после рождения, просто для профилактики. Врач-остеопат помогает младенцам справляться с родовым стрессом, благодаря этому они спокойнее ведут себя и гармоничнее развиваются.

КАК ЛЕЧИТ ДЕТСКИЙ ЦЕРЕБРАЛЬНЫЙ ПАРАЛИЧ КЛАССИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА?

Классика лечения ДЦП – это медикаменты, лечебная физкультура, массаж, физиотерапия. Часто врачи применяют также вспомогательные средства (например, ходунки), ортопедические методы. По мере роста ребенка подключают также работу с логопедом, психологом и… нередко заканчивают оперативным вмешательством.
Вся терапия ДЦП направлена на то, чтобы справиться с осложнениями, возникшими в результате перинатальных проблем: улучшить питание центральной нервной системы, изменить неправильный двигательный стереотип и выработать правильные навыки движения. Некоторые дети восстанавливаются благодаря проведенным курсам лечения, но все же методы классической медицины больше направлены на симптомы, а не на причину проблем. К тому же, некоторые из этих методов – силовые, болезненные для ребенка, другие имеют побочные эффекты. А главное – это, как правило, долгий и трудный процесс, требующий очень много сил от родителей.

ПОДХОД ОСТЕОПАТИИ В ЛЕЧЕНИИ ДЦП

Остеопатия – новое официальное направление медицины – предлагает свои методы: безболезненные, без побочных эффектов, а главное – направленные на причину возникших проблем и поэтому значительно более эффективные.
Врач-остеопат диагностирует проблему, например, блокировку определенных мышц, и устраняет ее. Он снимает зажатости и напряжения в теле ребенка, и благодаря этому улучшается кровообращение и связь тканей с центральной нервной системой. Как следствие, двигательные функции тела начинают развиваться как нужно.

После расслабления напряжений решается следующая задача: налаживается оптимальное кровообращение центральной нервной системы. При работе с пациентом с диагнозом ДЦП остеопаты применяют уникальные методы краниосакральной терапии и краниосакральной биодинамики. Эти методы позволяют врачу-остеопату находиться в максимальном контакте с центральной нервной системой и убирать все препятствия для ее нормальной работы.
Если у ребенка есть угроза ДЦП, но диагноз еще не поставлен, в большинстве случаев курс остеопатических сеансов поможет ему полностью восстановиться. Но даже если диагноз озвучен, остеопатия в комплексе с другими методами способна значительно улучшить качество жизни ребенка. Насколько быстро будет восстанавливаться малыш, зависит от его индивидуальных особенностей, глубины поражения ЦНС, а главное – от того, как своевременно родители обратились за помощью к остеопату.

ОСОБЫЕ УСПЕХИ ОСТЕОПАТИИ В ЛЕЧЕНИИ АТОНИЧЕСКИ_АСТАТИЧЕСКОЙ ФОРМЫ ДЦП

Атонически-астатическая форма ДЦП развивается из поначалу кажущегося безобидным сниженного тонуса мышц. Официальный диагноз ДЦП ставят таким детям только в 12-15 месяцев! А ведь гипотония (сниженный тонус) выявляется с рождения. Сколько же времени могут потерять родители, прежде чем начнут лечить это заболевание!

По данным статистики, остеопатическое лечение детей с гипотонией (если нет других симптомов) снижает вероятность развития ДЦП до нуля.

И даже если у детей с гипотонией присутствуют отягчающие факторы: такие как эпи-синдром, процент восстановления до полной нормы у них в разы выше при применении остеопатических методов. Классическая медицина говорит лишь о возможности адаптации таких детей, об их выздоровлении речь не идет.

Статистика же остеопатии обнадеживает: так, 70% детей до года с угрозой развития ДЦП из-за тяжелых родовых травм благодаря остеопатическому лечению полностью восстанавливаются. И практически у всех таких детей восстанавливаются функции слуха, зрения, речи*.

*Статья «Восстановительное лечение детей дошкольного возраста с задержкой созревания высших функций мозга» Н.В. Щедрова, А.Ф. Галлямова, Ю.О. Новиков.

ПРИМЕРЫ ЛЕЧЕНИЯ ДЦП из практики остеопата

Через полгода регулярных сеансов восстановился слух и зрение, малыш начал ходить
Малышу в первые месяцы жизни поставили диагноз ДЦП. Родители ребенка врачи (отец анестезиолог, мать невролог) активно лечили его методами традиционной медицины: медикаменты, массажи.
На первый прием к остеопату мальчик попал в возрасте в 1 год и 2 месяца. Он не двигался, не поднимал голову, не реагировал на внешние раздражители, были сомнения в том, что у него развит слух и зрение.
Во время остеопатической диагностики врач обнаружил воронку в грудной клетке, прижатую к позвоночнику в области диафрагмы – место сильного спазма тканей. Работа врача-остеопата заключалась в расслаблении напряжений в этой области. После первого сеанса ребенок стал лучше себя чувствовать, потом начал понемногу двигаться. Через полгода регулярных сеансов восстановился слух и зрение, малыш начал ходить. Сейчас мальчику 10 лет, он нормально развивается.

Девочка в 10 месяцев впервые села, оказавшись на приеме у остеопата
Девочка в возрасте 10 месяцев еще не могла сидеть. Во время первого же сеанса на руках у остеопата малышка села. В 1 год и 2 месяца она начала ходить. Сейчас ей 8 лет. Врачи сняли с девочки все поставленные ранее диагнозы.

СОВЕТЫ РОДИТЕЛЯМ
• Если ребенку поставили диагноз ДЦП, очень важно провести медицинскую диагностику и выявить место поражения центральной нервной системы. Все усилия необходимо направить на улучшение ситуации именно в этой области. Нарушено зрение? Подключайте окулиста. Проблемы с речью и психическим развитием? Конечно, нужны занятия с логопедом и дефектологом.
• Желательно использовать различные средства: медикаменты, массаж, лечебную гимнастику, занятия с психологом. Но при этом нельзя использовать все методы одновременно! Ряд из них имеет противопоказания, некоторые могут не подойти конкретному ребенку.
• Остеопатия не исключает классической терапии, особенно в тяжелых случаях, но при этом совместима со всеми методами: она значительно усилит положительный эффект любого другого средства лечения и реабилитации.
• Покажите ребенка остеопату, если есть хоть малейшее подозрение на патологии. Ведь часто неврологи не ставят диагнозы до определенного возраста, остеопат же видит проблему «зародыше» и сразу же устраняет ее.

Как показывает практика, если ребенок посещает остеопата с первых дней жизни, у него диагноз ДЦП не проявляется, ведь остеопатия – это мощное профилактическое средство.

Материал подготовила:
Врач-остеопат, Галлямова А.Ф.
Источник: http://www.ost-med.ru/

 

О чем мечтает новорожденный?

Признаться, меня всегда интересовала тема воспитания детей. До появления сына книги о воспитании детей я читала с завидной регулярностью, мне казалось, что я многое понимаю, что и как нужно делать. И вот, наконец-то появился он, мой маленький учитель, который полностью перевернул мое представление о детях с ног на голову! Первые три месяца мой материнский инстинкт крепко спал и, похоже, не собирался просыпаться. Интуитивно я понимала, что и как нужно делать, грудное вскармливание включило еще какое-то шестое чувство, что и как должно происходить, хотя окружающие люди и доктора говорили об обратном. Говорили о необходимости кормить с интервалом в 3 часа, сцеживаться, допаивать водичкой, мазать соски зеленкой и мыть хозяйственным мылом и т.д. Все эти вопросы заставили меня задуматься – насколько наше общество неграмотно в отношении грудного вскармливания. Никто не задумывается над тем, что получает ваш ребенок вместе с грудным молоком!?
Что же такое грудное молоко и почему младенец так упорно просит маму? О составе грудного молока можно даже не рассказывать, можно лишь упомянуть , что в нем находится около 700 компонентов, а в самой адаптированной смеси их не более 90. Состав молока всегда меняется, все зависит от индивидуальных потребностей ребенка и его возраста, чем он старше, тем выше становится концентрация иммуноглобулинов, которые защищают ребенка от болезней. Возможно загадка кроется глубже? Психолог с мировым именем Эрик Эриксон в своей работе «Детство и общество» пишет: «Существует 8 основных периодов развития человека, первым из которых является период базового доверия». Согласно теории Эриксона базовое доверие к миру у человека формируется в течение первого года жизни, и, будучи не сформированным, никогда уже не может быть восполненным. Формируется базовое доверие в первую очередь тем, что мама должна всегда быть в зоне досягаемости. После родов ребенок попадает в чужой для него мир, где ему знакома только мама. Ему нужно заново учиться дышать, кушать и справлять нужду, он ждет, что мама понимает его потребности и при малейшем зове придет на помощь! Первые 40 дней ребенком должна заниматься исключительно мама, дальнейшие 3-4 месяца будет проходить послеродовая адаптация и адаптация к новой жизни. Очень часто неправильное понимание важности этих месяцев выливается в отказ ребенка от груди. Частые гости, бабушки, дедушки, раннее развитие, динамическая гимнастика, моржевание, проныривание и грудничковое плавание, использование большой ванны с первых дней жизни, использование пустышки и бутылки для докорма — вот ошибки, которые очень часто совершают родители. По теории бодинамики (бодинамический анализ телесного развития Л.Марчер) в этот период формируется понятие — мир не опасен (базовая безопасность мира), а также структура потрібностей. Ответная реакция мамы на запрос ребенка формирует ощущение, что его понимают. Постоянное ношение на руках вырабатывает чувство безопасности. «Ручная фаза» длится первые 6-8 месяцев, для удобства мамы сейчас существует всевозможный выбор слингов и эргономических рюкзаков. Жан Ледлофф в своей книге «Как вырастить ребенка счастливым» пишет: истинное чувство правильности в настоящем, то есть здесь и сейчас, имеет основу из «ручного периода» когда ребенка носят на руках. Ношение на руках в первые месяцы обеспечит его независимость и заложит основание для его гармоничной личности. Кормление грудью запускают в организме женщины целый симбиоз гормонов, один из которых пролактин. Пролактин – гормон материнского инстинкта, вызывает и поддерживает образование молока в молочных железах. Это тот гормон, который заставляет животных защищать своих детенышей. Следующий по важности гормон – окситоцин, сосание груди младенцем продуцирует его выработку, его называют гормоном привязанности. Гормоны пролактин и окситоцин отвечают за чувство любви и материнские чувства, вырабатываются телом женщины при естественных родах. Материнский инстинкт биологически обусловлен, если не было медикаментозного вмешательства в процесс родов и не было разлучения матери и ребенка в ранний послеродовой период. Очень важно дать природе самой наладить связь матери и ребенка, если мама много времени проводит с ребенком, спит рядом, самостоятельно за ним ухаживает, кормит грудью – рано или поздно материнские чувства не заставят себя ждать. В свою очередь окружающие должны понимать значение этой связи, должны создавать обстановку максимально спокойную для мамы и малыша, помощь по дому, уборка и приготовление пищи должно стать их заботой. А также минимизировать человеческие изобретения: кроватки, манежи, коляски, подгузники, детские смеси — все это способствует разделению матери от малыша. В природе, если самка находится вдали от детеныша, детеныш погибает. Заберите новорожденного котенка у кошки и посмотрите на ее реакцию!!! Грудное вскармливание успешно и продолжительно у тех матерей, которые спят рядом с детьми. При этом фазы сна мамы подстраиваются под фазы сна ребенка, женщина очень чутко слышит своего ребенка, что дает ей возможность выспаться ночью. Уровень пролактина ночью выше, чем днем, поэтому совместный сон и кормление ночью будет только поддерживать лактацию.
Если вы рожаете ребенка и понимаете всю ответственность за новую человеческую жизнь, грудное вскармливание — это фундамент дома, который вы строите, и только от вас зависит – будет этот дом стоять или развалится по кирпичикам. В любом случае, к вам пришел именно ваш малыш, именно за таким опытом и любое ваше решение верно. Олеся Лисовая.

 

О биодинамике и биодинамической настройке

Каждое живое существо стремится к счастью, гармонии и здоровью. И каждая живая система имеет тенденцию к поиску нового здоровья, которое качественно отличается от состояния, в котором она находится.
В процессе жизни наша система приспосабливается к внешним условиям, создает внутри компенсации, которые ей помогают выжить в неблагоприятных условиях. Время проходит, меняются обстоятельства, мы меняемся, а компенсации остаются и могут превращаться в ограничения, создавать беспокойства. Но то состояние, в котором находится человек, является для него здоровьем при чем наилучшим на данный момент времени. В системе достаточно мудрости и силы для того, чтобы перейти в новое состояние, новое здоровье. Единственное, что ей для этого надо – получить точrу опоры. Этой точкой опоры является оператор, его нейтральное состояние. На его непредвзятость, безоценочное восприятие, нейтральность и присутственность опирается система пациента.
Система имеет свой собственный план лечения, лучший чем может предложить любой терапевт, поскольку она едина и имеет полную свою картину, в отличии от любого другого человека, смотрящего на нее снаружи и сквозь свое субъективное виденье реальности. Основная задача оператора именно поддержать систему и следовать за ней, позволяя ей самой произвести все необходимые изменения. Результат будет максимально эффективным на данный момент времени, и изменения не будут превышать уровень готовности системы. Таким образом эффект может быть более медленным, чем при навязывании изменений системе, но более стабильный и без откатов. Поскольку все даже самые позитивные изменения, будут уходить со временем, если организм, не готов закрепиться в данном состоянии. Одним из сложных, но необходимых моментов есть отказаться от всех своих ожиданий в отношении результатов своей работы.
Непредвзятое, либо безоценочное восприятие, является той точной опоры, на которую может опереться система. В этом состоянии мы наблюдаем за процессами в теле человека, не давая им оценку, позволяя системе двигаться в том направлении, которое ей необходимо в данный момент времени. Для этого оператору нужно присутствовать здесь и сейчас, сохраняя состояние внутренней тишины.
Состояние внутренней тишины не является абсолютным вакуумом, как может показаться из названия. Особенно это актуально в начале практики. Можно ненадолго заблокировать естественное движение мыслей и эмоций и даже обрести ощущение покоя, но это этот покой сродни покою зомби. Состояние, полностью лишенное мыслей и эмоций, — это состояние, в котором нет проницательности или ясности. В уме так или иначе будут возникать мысли, образы. Главная задача не вовлекаться в них, не вступать с ними в диалог и не рассматривать очень пристально. Просто осознавать мысли и позволить им исчезнуть так же как они появились. Когда мы не включаемся в возникший образ, энергия, которая существовала на его поддержание, высвобождается и ум становится спокойней, устойчивей, что добавляет устойчивости в работе и оператор становится еще более стабильным как точка опоры для системы пациента.
Процесс безоценочного осознавания является медитацией. В начале практики может показаться, что раньше состояние было спокойней, но на самом деле причина в том, что до этого внимание не было обращено на внутренний диалог. На первых этапах привычные мысли не будут давать покоя, но это является положительным результатом внутренней работы и этого не стоит пугаться. Со временем практики мысли будут менее активно атаковать ум.
При успокоении своего ума, очищается восприятие и усиливается восприятие полей окружающих. Таким образом, оператор может начать воспринимать образы, идущие не из собственного ума, а от пациента. Но основная суть безоценочного восприятия в том, что в эти образы тоже важно не включиться, не давать им оценку, анализ, не делать какие-то выводы. Нужно, так же как и со своими внутренними образами и мыслями, увидеть их и дать им уйти.
Только так система пациента получит максимальную поддержку и сможет сделать шаг в новое состояние здоровья, которое соответствует нынешним обстоятельствам и готовности самой системы.
Чтобы увидеть, что происходит на самом деле, мы должны сесть, исследовать свой ум и изучить свой опыт. Если просто наблюдать за каждой мыслью, каждым чувством и ощущением, проносящимся в уме, то иллюзия ограниченного «я» исчезает, сменяясь гораздо более спокойным, просторным и безмятежным чувством осознавания.
На первом этапе медитативной практики мы, по сути, учимся развивать доброе и сострадательное отношение к самим себе. На втором уровне идет развитию милосердия ко всем существам, распространяющегося и на людей, которых мы не любим или не знаем. Но первого уровня достаточно для качественной помощи человеку. Когда ум успокаивается, окружающие люди будут испытывать такое же спокойствие.

Источник

 

Неочевидные причины сколиоза с позиций остеопатии

С позиций остеопатии проблема развития сколиоза – это далеко не только проблема мышечных дисбалансов и смещения костей таза, стопы, позвоночника. Если рассматривать самую суть сколиоза, то становиться ясно, что смещению костей и напряжению мышц должно было что-то предшествовать. Если тело развернуло кости таза ребенка, если развивается укорочение одной ноги, если присутствует разворот в верхнешейном отделе позвоночника и ответный разворот пятого поясничного позвонка и наоборот, только ли неправильная осанка или слабость мышечного корсета будут тому причиной? Только ли нерациональные физические нагрузки и бурный рост костной системы, опережающей внутренние органы (растяжение их фасций) и мышцы – основа сколиоза? Только ли дисплазия соединительных тканей, слабость связочного аппарата, неспособного якобы удержать костные образования на своем месте – способствуют сколиозированию? Почему тяжелые формы сколиоза развиваются далеко не у всех детей при сходных внешних социальных и нагрузочных условиях?
Ответом на эти вопросы, будет анализ мембранной системы головного мозга и позвоночника.
Дело в том, что в теле человека никакие процессы не происходят просто так и все органы и системы находятся под постоянным контролем системы самоорганизации, стремящейся к сохранению единства работы тела и минимизации (компенсации) любых полученный в процессе жизнедеятельности повреждений. А значит если какие-то группы мышц напряжены, если смещены позвонки – значит это телу зачем-то нужно, значит тело считает это необходимым элементом адаптации. Тогда становиться ясным, почему остеопат может тестировать у одного ребенка разворот, смещение таза в одну сторону, а у другого в другую. Мы все индивидуальны и нет людей с одинаковым сколиозом, и механизмы сколиозирования будут у разных детей несколько отличаться.
Но главная причина остается одной и той же. Это причина – присутствие напряжения на уровне мембран головного мозга или твердой мозговой оболочки, выстилающей полость спинного мозга. Именно здесь кроется корень сколиоза. Если происходит фиксация свободного движения мозговых мембран, если на этом уровне образуется «припаивание», фибротизция, если возникает участок костного (внутрикостные повреждения костей черепа, позвонков) или органного (головной, спиной мозг) напряжения, вовлекающий в процесс мембраны, то тело вынужденно реагировать на эту ситуацию. А так как приоритет мозга и нервной системы перед другими структурами огромен, тело позволит сместиться позвонкам, костям, напрячься мышцам – лишь бы ослабить натяжение по мембранам и твердой мозговой оболочке. И это основа развития сколиоза.
Все остальные факторы будут лишь провоцировать обострение болезни, ускорять ее течение.
Так, дополнительная «незапланированная» травма со смещением каких-то костей или позвонков приведет к появлению еще одного очага напряжения, требующего реакции системы саморегуляции. Если возможности системы близки к истощению, если она не сможет «инактивировать», «завуалировать», «компенсировать» это повреждение, то может произойти полная ее дезорганизация, выход из строя уже состоявшихся ранее механизмов компенсации – сколиоз начнет резко прогрессировать. Такое состояние остеопаты диагностируют, кактригерный (спусковой) момент развития сколиоза, с резким ухудшением ситуации после
— автомобильных аварий,
— переломов,
— черепно-мозговых травм,
— тяжелых инфекционных болезней (после которых на уровне твердой мозговой оболочки могут оставаться очаги разрушения в результате поражения токсинами, лекарствами, иммунными комплексами, расстройства микроциркуляции),
— наркозов,
— психо-эмоциональных повреждений (идет так же формирования очагов патологической импульсации в головном мозге, дополнительных спазмов ТМО – твердой мозговой оболочки),
— системных переутомлений (недосыпания),
— смены климатической зоны проживания
– то есть всех тех состояний, которые требуют больших затрат внутренних ресурсов организма.
Ускорение развития сколиоза могут провоцировать так же длительно действующиеподпороговые внешние факторы, такие как
— неэргономичное учебное место (стол парта), способствующее неправильному распределению гравитационной нагрузки, ухудшению осанки,
— ношение тесной, жесткой обуви, обуви на каблуках, неадекватно распределяющей нагрузку на стопу, провоцирующей развитие плоскостопия,
— занятия ассиметричными видами спорта (теннис, баскетбол, когда нагрузка приходится преимущественно на одну ударную/толчковую конечность),
— неудачно подобранными комплексами «лечебной» гимнастики, с элементами сильных растяжений, боковых наклонов (латерофлексий), переразгибаний,
— занятия спортивной гимнастикой, провоцирующей пререрастяжение капсульно-связочного аппарата, гипермобильность суставов,
— занятия тяжелой атлетикой с повышенной нагрузкой на скелетно-мышечную систему,
— сверх интенсивные нагрузки на менатльно-эмоциональную сферу (например, одновременное изучение ребенком нескольких языков помимо обычной образовательной программы), приводящих к переутомлению головного мозга.

Провоцировать сколиоз может и такой фактор, как
— ночной сон на неудобной кровати, слишком мягкой (приводящей к «провисанию» позвоночника) или, наоборот, слишком жесткой (выравнивающей необходимые человеку физиологические изгибы (нормальный кифоз и лордоз)),
— отдых на кровати с неравномерной поверхностью (диваны, матрасы с «выбитыми» пружинами, провалами),
— регулярный резкий подъем с кровати после отдыха, без предшествующей мышечной разминки-активизации в положении лежа (ситуация – зазвонил будильник, разбуди родители – «пора собираться в школу! На сборы осталось 5 минут!»).
Еще одна провокация сколиоза происходит в период полового созревания (как правило, это время – наиболее часто для явной манифестации сколиоза, когда деформацию начинают замечать не только специолисты, но и родители). В это время
-костная система растет несколько быстрее мышечно-фасциальной, в следствие чего, нагрузка на фасции и мышцы увеличивается. Возможно образование дополнительных фиксаций на уровне висцеральной оси, прикреплений укороченного (не достаточно удлинившегося) пищевода, висцеральных мембран шеи (крепятся к подъязычной кости)
-изменения биохимии (гормональный бум!) тканей, включение новых процессов приводит как к истощению систем саморегуляции, так и к некоторому -изменению свойств коллагеново-эластиновых волокон, основного межклеточного вещества, хрящевой ткани,
— процессы окостенения хрящей так же могут влиять на общую биомеханику тела и перераспределение тонусно-силовых нагрузок.

Значительная анатомическая разница длинны нижних конечностей (причина которой та же, что и у сколиоза – натяжение мозговых мембран), со временем может стать самостоятельным фактором нарушений работы костей тазового комплекса и прогрессирования сколиотической болезни.
Заболевания внутренних органов, дискенезии, хронические гастриты, колиты (так же первоначально возможно имевшие связь с нервной регуляцией и мембранами спинного мозга), становятся дополнительными очагами формирования натяжений и компенсаторных сколиотических смещений позвоночника.
Таким образом, описанные в ортопедии и многих медицинских статьях факторы развития сколиоза, которые были перечислены выше – лишь факторы провокации, но далеко не причины заболевания.
Если на уровне мембран головного и спинного мозга нет патологических фиксаций, натяжений – не будет и необходимости телу формировать сколиоз позвоночника и какие-либо другие компенсации.

опубликовано econet

 

Индукция и стимуляция родов и повреждения центральной нервной системы

Причина ДЦП и других повреждений ЦНС — в индукции и стимуляции родов
Доклад врача-невролога, члена организации «Содействие защите прав инвалидов с последствиями ДЦП», Михаила Головача, прочитанный на международной конференции «Midwifery Today».
«Плод как пациент»
Девиз Всемирного конгресса перинатологов, Амстердам, 1998г.

В XXI-й век акушеры нашей страны вошли без общепризнанной, научно доказанной теории родового процесса ([1]*, стр. 3).

Представления о том, что в родах матка «работает как обычная гидравлическая машина», сформировались еще на рубеже IXX-XX веков. Согласно этим представлениям во время сокращения матки повышается внутриматочное давление, от этого плод движется по родовому каналу и раскрывает шейку матки. Эти представления, как непреложная истина, прописаны и в современной медицинской учебно-методической литературе.

А ведь еще в 1980 году Госкомизобретений СССР зарегистрировал заявку (32 ОТ -10280) проф. Г.А. Савицкого, в которой определялась роль особенностей гемодинамики матки в биомеханике раскрытия шейки матки и продвижении плода в первом периоде родов. Оказалось, что силы родовой схватки совершенно недостаточно, чтобы (чисто механически) продвинуть предлежащую часть плода в глубь малого таза и раскрыть шейку матки. И нет прямой зависимости между величиной внутриматочного давления и силой давления плода на шейку матки: «… при стимулированных окситоцином схватках внутриматочное давление высокое, а сила давления головки плода на шейку матки очень низкая» (зато реально нарушение маточно-плацентарного кровообращении и сдавливание головки плода нерастянутым нижним сегментом матки, что ведёт к кефалогематоме, и даже к родовой травме).

Тело матки из соединительнотканно-мышечного органа к родам превращается в сосудисто-мышечный орган, в котором гигантского развития достигает венозная сеть, тесно связанная с венозной сетью перешейка и шейки матки. Эта сосудистая система формируется специально для родов. Между наружным и внутренним слоями миометрия развивается разделительный венозный синус, состоящий из систем лакун, сообщающихся между собой и разделяющих мышечные пучки. Мощного развития достигает венозная сеть наружного и особенно внутреннего слоя миометрия и децидуальной оболочки (плаценты). Причём суммарная площадь поперечного сечения вен, отводящих кровь от матки, в несколько раз меньше суммарной площади поперечного сечения внутриматочных лакун. Мышечные волокна матки сокращаются в изотоническом режиме, наружный (радиальный) размер матки при схватке практически не меняется. Но каждая нормальная (эффективная) родовая схватка приводит к депонированию (накапливанию) крови в матке, что увеличивает внутренний объём матки и обеспечивает продвижение плода. Причём плод вытесняется из матки плавно по мере раскрытия родового канала. Происходит это, когда часть крови во время схватки перетекает из тела матки и плаценты и депонируется в нижнем сегменте и шейке матки, что приводит к расширению нижнего сегмента матки, расширению шейки матки (её «созреванию») и формированию родового канала, по которому двигается плод. Это обеспечивает нормальное течение родового процесса, без нарушения маточно-плацентарного кровотока, без страдания плода от гипоксии, и без травматического сдавливания головки в нижнем маточном сегменте.

В 1996 г. вышла монография зав.кафедрой акушерства и гинекологии МАПО г. Минска проф. С.Л.Воскресенского, который также показал (используя ультразвуковые методы — УЗИ и УЗДГ) прямое участие гемодинамики шейки матки в процессе её раскрытия.

Вплоть до 50-х годов XX века за границей и до начала 60-х годов в нашей стране, акушеры использовали практический опыт, накопленный веками при приёме родов. Например: акушеры считали неразумным разрыв околоплодной оболочки (амниотомия) до того, как головка плода войдёт в полость малого таза (в нижний сегмент матки), и во время родов старались сохранить плодный пузырь как можно дольше с тем, чтобы уменьшить риск внутриматочной инфекции. В наше время эти и другие положения были полностью пересмотрены. Появился так называемый принцип «активного ведения родов». Широко практикуются «программированные и индуцированные (искусственно вызванные) роды». Врач-акушер каждой роженице составляет программу ведения родов, включающую «точную» диагностику сроков и признаков начала родов, раннюю амниотомию (вскрытие плодного пузыря), назначение простагландинов и (или) ламинарий для «созревания» шейки матки и индукции родов, антипрогестагенов и, при необходимости, окситоцина, и «постоянное» медицинское наблюдение за состоянием роженицы и плода. ([2]*, стр. 39-40).

Опыт последних десятилетий показывает, что физиологические (естественные) роды, безвредные для матери и плода, становятся всё более редкими. Поведение акушеров в родильном зале при полном игнорировании прежнего многовекового опыта и отсутствии у них научного понимания родового процесса и основ биомеханики родов, приводит к нарушению естественного течения родов. Знание — как сопроводить естественные роды — подменяется самоуверенностью в необходимости управлять родами, что не мыслимо без сверхактивного, подчас агрессивного поведения врача.

Официальное акушерство рекомендует рассматривать родовой процесс на основании научно не подтверждённых заграничных гипотез: «контракции-ретракции-дистракции», «нисходящего тройного градиента» и мифического «автоматического водителя ритма» («проводящая система щелевых контактов» и т.п.) при сокращении миометрия. В классической акушерской литературе преобладает мнение, что давление головки плода на шейку матки якобы стимулирует повышенный выброс простагландинов, которые в свою очередь, ещё больше активируют сократительную деятельность матки и раскрытие шейки матки. Савицкие Г.А. и А.Г., изучив литературу за последние 50.лет, не нашли работ, строго научно доказывающих правомерность теорий родов, рекомендованных официальным акушерством. Однако, на основе этих научно недоказанных теорий официально рекомендовано применение окситоцина для стимуляции схваток, а «для подготовки шейки матки к родам» — препаратов группы простагландина Е2 и др.

Человечество активно росло в численности, прежде всего за счёт многодетных семей. Вряд ли бы это произошло, если бы роды в прошедшие века несли выраженную опасность роженицам и их детям. Да, детская смертность до 1 года жизни была высокой из-за гибели детей после рождения от заболеваний дыхательных путей и желудочно-кишечных инфекций (гигиена была низкой, и не было антибиотиков). С конца 20 века основной показатель уровня развития медицины в стране оценивается по смертности детей в ранний неонатальный период (до 3-х недель жизни новорожденного), а не до года жизни. Этот показатель у нас в несколько раз хуже, чем в развитых странах. В Японии около 1 на 1000 новорожденных.

Второй показатель, связанный, как и предыдущий, прежде всего с качеством акушерской помощи в родах – это показатель нормального здоровья ребёнка к году жизни (ПЗ). У 712 на каждую 1000 детей до 1 года неврологами в детских поликлиниках С.-Петербурга в 2000г. выявлены нарушения развития ЦНС ([3]*, стр. 3).

Из 1 415 799 детей, родившихся живыми в России в 2005 г., среди доношенных ПЗ составил 59,3% (839 856 детей с нормальным здоровьем). 40,7% — 575 943 ребёнка к году жизни оказались больны, из них около 80% (более 460 тысяч) – это дети с нарушениями развития ЦНС.

Как видно из статистических данных, смена приоритетов акушерами нашей страны в середине 60-х годов 20 века – внедрение активного ведения родов и программированные и индуцированные роды, привела к тому, что основные показатели качества акушерской помощи в нашей стране совершенно не отвечают вызову времени, когда с резким падением рождаемости (и многодетности) будущее нашей страны (уровень науки, спортивных достижений, обороноспособности и проч.) напрямую зависит от здоровья немногочисленного рождающегося молодого поколения.

Несмотря на важность проблемы, на съездах, конгрессах, форумах, в периодической печати акушеров редко обсуждаются вопросы о подготовке шейки матки к родам, методы регуляции родов, причины нарушений сократительной деятельности матки (5*, с.7) и совсем отсутствует обсуждение биомеханизма родов ([1]*, стр. 60 и 97). Абсолютное большинство акушеров работают с убеждением, что «управлять» родовым процессом можно и нужно и не зная тонкостей биомеханики родов (механизма раскрытия шейки матки и продвижения плода по родовому каналу) (1*, с.4).

У наших акушеров появились мощные по действию на матку и её шейку препараты: с середины 60-х годов XX века синтетический окситоцин, с 70-х синтетические простагландины, с 80-х антипрогестагены, ламинарии и др. Причём сразу отметим, что естественные простагландины групп Е и F, естественный гипоталамо-гипофизарный гормон окситоцин взаимодействуют и регулируются множеством других биологически активных веществ и гормонов в организме беременной и плода. То есть синтетические простагландины, антигестагены и окситоцин не могут вызывать роды и схватки, соответствующие физиологическим (нормальным) родам и схваткам, так как эти синтетические препараты не являются копиями натуральных простагландинов и окситоцина. Эти препараты вызывают искусственный, патологический родовой процесс, при котором меняются нормальные показатели кровообращения матки в родах со всеми вытекающими от этого последствиями, в первую очередь, для плода (гипоксия, нарушение кровообращения, повреждение ЦНС) ([1]*, стр. 189). Эти средства, нарушая маточно-плацентарное кровообращение, вызывают острую гипоксию (дистресс) плода, что приводит к срыву ауторегуляции церебрального кровообращения и острой перинатальной энцефалопатии: отёку, ишемии, кровоизлиянию. Поражаются преимущественно участки белого вещества головного мозга, находящиеся на границе кровоснабжения трёх основных сосудистых бассейнов –передних, средних и задних церебральных артерий. Находящиеся здесь клетки нейроглии отвечают после рождения за процессы миелинизации и организации работы нейронов коры головного мозга и подкорки. Нейроны коры к моменту рождения ещё не функционируют, так как кортикоспинальный и руброспинальный пути не миелинизированы. Нейроны коры налаживают связи с подкоркой и спинным мозгом после рождения ребёнка, что ведёт к развитию и усложнению движений и формированию, затем развитию речи и социального поведения ([15]*, стр. 47) Прежде всего перинатальная гибель нейроглии из-за острой гипоксии приводит к нарушению процесса миелинизации, что уменьшает количество связей клеток коры головного мозга с подкоркой и стволом.([3]*, стр. 18 и 25) В результате происходит функциональная недостаточность и физическая гибель нейронов коры и подкорки головного мозга, и появляются разнообразные нарушения развития ЦНС у детей уже после рождения. Что ведёт к замедлению развития и усложнения движений, нарушениям формирования нормального (заложенного в генах) опорно-двигательного аппарата, нарушениям развития речи и социального поведения . При применении этих препаратов часто происходит преждевременное излитие околоплодных вод без готовой к родам шейке матки, развивается первичная и вторичная слабость родовой деятельности. Но в большинстве случаев индуцирование родов с искусственной (простагландинами, антипрогестагенами, ламинариями и др.) подготовкой шейки матки приводит к стремительным и быстрым родам, с силовым преодолением родовых путей, со «штурмовыми» характеристиками прохождения предлежащей части плода по родовому каналу, глубокими разрывами шейки матки. Плод при этом нередко травмируется ([6]*, стр. 56). Голова плода при искусственно вызванных или ускоренных схватках не успевает подготовиться для прохождения костей малого таза. Кости черепа и швы между ними у плода хрящевые и могут менять свою конфигурацию при прохождении родового канала. При стимуляции родов голова плода сдавливается так быстро, что резко повышается внутричерепное давление, нарушается венозный отток и артериальный приток крови в головном мозге, возникают участки отёка головного мозга, ишемии и кровоизлияния.

Крицкая И.А. с соавторами, проводя НСГ (нейросонографию) новорожденным на 3 день после родов, выявила в огромном количестве сочетание перивентрикулярной лейкомаляции (ишемия и отёк головного мозга вокруг желудочков мозга) с пери- и (или) интравентрикулярными кровоизлияниями, кефалогематомы теменной области и дилатацию (расширение, гидроцефалию) основной цистерны только у детей (доношенных), матери которых получали родоусиление (стимуляцию родов) ([6]*, стр. 56). В группе сравнения у детей от физиологических (без вмешательств акушеров) родов подобных нарушений не выявлено. Хотелось бы, чтобы неврологи сравнили развитие ЦНС у детей, обследованных Крицкой И.А., к году жизни и далее, но такие работы в нашей медицинской литературе отсутствуют.

Жизненный опыт показывает, что у 90 % из опрошенных матерей, имеющих детей с ДЦП, искусственно вызывали и ускоряли роды или делали экстренное кесарево, когда на фоне стимуляции развивалась угроза жизни для плода (около 10 % женщин по давности и из-за нервной и тяжёлой жизни не смогли вспомнить подробности родов).

Оправдывать своё вмешательство в беременность и процесс родов акушеры пытаются рассуждениями о постоянно ухудшающемся здоровье женщин, и тем, что без акушерской помощи и лечения ни выносить ребёнка во время беременности, ни родить большинство женщин не могут.

Приказом МЗ СССР № 430 от 1981 г. утверждена для работы акушеров шкала «Оценка пренатальных (предродовых) факторов риска» для оценки возможных перинатальных (в родах) осложнений. В настоящее время по этой шкале к группе высокого пренатального (и перинатального) риска относят более 80 % обследованных в женских консультациях беременных. Такая ситуация ведёт к необоснованной акушерской агрессии: дородовая госпитализация с медикаментозной подготовкой к родам, расширением показаний к индукции родов и кесареву сечению ([6]*, стр. 99). Многочисленные УЗИ и другие обследования, «курсы лечения»(?) во время беременности не укрепляют женщин и акушеров в благополучном исходе родов, а создают неуверенность и нервозность. А ещё проф. И.И. Яковлев в 1957 г. писал: «…у большего числа рожениц в причине нарушений сократительной деятельности матки (слабости родовой деятельности) лежит не утомление гладкой мускулатуры миометрия, а расстройство функции нервной системы» ([1]*, стр. 214 и [11]*, стр. 9). Поэтому до 60-х годов 20 века акушеры использовали психофизиопрофилактические методы подготовки к родам, а не медикаментозные. В современной медицине бытует миф, что прежде всего из-за плохого здоровья беременных родятся больные, с поражением ЦНС дети. Но женщины военных и послевоенных 40-х и 50-х годов, бараков, теплушек-вагончиков, «общаг» и коммуналок, тяжело трудящиеся на производстве и в деревнях, при разгуле половых инфекций, абортов, отсутствии антибиотиков (и отсутствии ультразвуковой диагностики), разве могли иметь показатели здоровья лучше современных женщин? Если бы к ним применили минздравовскую шкалу пренатальных факторов риска из приказа №430? Но зато не было еще в то время средств медикаментозной стимуляции родов, акушеры использовали в работе опыт, накопленный веками, и женщины 40-х -50-х годов народили поколения россиян, проложивших дорогу к атому и в космос, на спортивные олимпийские пьедесталы. При этом цифры детской инвалидности по поражениям ЦНС (данные проф. К.А. Семёновой) к 1964году составляли 0,64 на 1000 детского населения (дети до 15 лет), в 1989 г. — 8,9 на 1000, а в 2002 г. — 19,63 (!) на 1000 и рост продолжается (см. ниже данные по родовой травме в Омской области.)

Бытует также мнение, что количество ДЦП и других нарушений ЦНС растёт за счёт увеличения выхаживаемых недоношенных детей. Но недоношенных, что в 60-е годы XX века, что в начале XXI века, рождается из года в год 5-7 % от всех родов. В общей статистике ПЗ по заболеваниям ЦНС на долю недоношенных приходится не более 14%. Так что резкого роста поражений ЦНС у детей только за счёт недоношенных не получается. Достижения реанимации способствовали снижению смертности новорожденных в нашей стране, но эти успехи в большинстве случаев не могут исправить постоянного роста повреждений ЦНС доношенного (и недоношенного) плода, которые связаны с активным, программированным ведением родов ([8 d]*).

Так, в работе сотрудников кафедры Радзинского в 2006 г. (8*а) установлено, что тяжёлому состоянию доношенных детей при рождении, потребовавшему ИВЛ, способствуют не столько нарушения фетоплацентарной системы, выявленные во время беременности, сколько элементы акушерской агрессии в родах. По анализу историй родов частота амниотомий составила 31,3 %, среди аномалий родовой деятельности: 26,7 % случаев – слабость родовой деятельности, в остальных – прежде всего гипертоническая дисфункция матки, которая напрямую ([1]*, стр. с.257) связана со стимуляцией родов. Экстренное кесарево сечение составило 33,6 % родов, после которых доношенные дети попали на ИВЛ (сразу после операции). В большинстве случаев кесарево сечение было запоздалым и производилось при выраженном страдании (гипоксии) плода. То есть такое экстренное кесарево сечение не спасало детей от повреждений ЦНС. В анализируемых случаях рождения доношенных детей, попавших в реанимацию на ИВЛ, большинство их матерей во время беременности имели низкую степень перинатального риска. Хроническая плацентарная недостаточность на фоне хронической гипоксии плода во время беременности, приведшие к задержке развития плода ([12]*, стр. 37-38), встретились только у 9,7 % пациенток анализируемой группы. При этом диагноз хронической плацентарной недостаточности в женских консультациях выставлялся во время беременности в 56,8 % случаях, но подтверждён этот диагноз на основании осмотра последа (плаценты) только у половины женщин, имевших этот диагноз во время беременности. Таким образом, материалы этой работы акушерской кафедры Радзинского, еще раз подтверждают, что детская инвалидность и заболеваемость ЦНС возросла у нас из-за того, что реанимируются прежде всего доношенные дети, которые при правильной тактике ведения родов должны были родиться здоровыми.

Савицкие в своих исследованиях разобрали варианты патологической сократительной деятельности матки. Они подвергли критике официальное акушерство с его мифической теорией о так называемой «дискоординации родовой деятельности». «Обоснована» эта «теория» была ещё в 50-ые годы ХХ века, псевдонаучными работами Alvarez и Caldeyro-Barcia (о существовании «тройного нисходящего градиента» в родах) и без каких-либо изменений цитируется современным официальным акушерством. С точки зрения законов физики (биомеханики) «дискоординации» маточных сокращений существовать не может, но на этих официальных теориях основаны все современные представления о вариантах патологической родовой сократительной деятельности матки, например: теории о «дискоординации» сократительной деятельности различных отделов миометрия, как причины нарушений родового процесса и другие ([1]*, стр. 82-83).

Научно, подобные нарушения, по мнению Савицких, должны называться гипертонической дисфункцией матки в первом периоде родов. Этот вид аномалии родовой деятельности представляет особую опасность для внутриутробного плода, так как при этом нарушении возникают выраженные нарушения маточно-плацентарного кровообращения. Что приводит к дистрессу плода (острой гипоксии). В случаях нормализации схваток (после окончания действия окситоцина, простагландина и др.) у роженицы и при восстановлении кровообращения у плода, последствия перенесённой острой гипоксии от действий акушеров в момент рождения не проявятся у родившегося ребёнка – например: явлениями асфиксии (на что прежде всего ориентируются неонатологи и акушеры – оценивая роды). Но нарушения развития центральной нервной системы из-за перенесённой гипоксии у таких детей на первом году жизни и далее обнаруживают обычно детские неврологи.

Савицкие утверждают, что гипертонические дисфункции в первом периоде родов – это патология искусственно созданная и всегда связанна с вмешательством акушера в родовой процесс ([1]*, стр. 257). 80-85% крови, протекающей через беременную матку, проходит через маточно-плацентарные сосуды, с которыми непосредственно связано поступление кислорода в кровоток плода. Эволюционно запрограммировано, что кровь депонируется не только во внутриматочные сосудистые резервуары, но и в плаценту (маточноплацентарном контуре кровообращения или интервиллёзном пространстве). И значительная часть крови, необходимой для деформации шейки матки и расширения наружного зева матки поставляется из маточно-плацентарного комплекса. Тем самым природой предусмотрена защита от преждевременной отслойки плаценты от миометрия во время родовых схваток.

Но если раскрытие шейки матки происходит искусственным путём: дилятация баллончиком или ламинариями, гели и свечи с простагландинами Е2, антипрогестагенами и др., то искусственные схватки, появление которых спровоцируют эти методы, вызовут уменьшение притока крови к плаценте, так как шейка ещё не готова к растяжению и депонированию крови, что вызовет гипоксию плода при незрелой шейке.

Создать новую классификацию нарушений (аномалий) сократительной деятельности матки с учётом научно обоснованной теории биомеханизма родов, становится с каждым годом всё сложнее. Потому что понятие «самопроизвольные роды» (т.е. естественные, физиологические) становится всё более размытым. Всё большее и большее число авторитетных акушеров призывают к специальной «подготовке беременных к родам» с использованием в этих целях самых разнообразных медикаментозных средств и биологически активных препаратов, всё чаще слышны призывы к «активному ведению родов», к «ведению программированных родов» и т.д. Эти призывы стали обычными в современной учебно-методической и практической медицинской литературе. Официально считается (но научно не доказано!), что с помощью ПГЕ2 индуцируется начало родовой деятельности и происходят необходимые структурные изменения шейки матки, позволяющие оценить её как «зрелую» (готовую к родам). Для «созревания» шейки матки широко стали использовать ламинарии (морские водоросли), которые при введении в канал шейки матки набухают, растягивают ткани (механический эффект) и вызывают освобождение эндогенного простагландина Е2 (биохимический эффект), способствующего снижению количества коллагена в шейке матки, то есть облегчает расширение шейки при давлении на неё головки плода во время схватки. ПГЕ2 включают автоматизм развития родовой деятельности, вызывают синхронные и координированные сокращения матки, сохраняя маточно-плацентарный кровоток на должном уровне (что научно не подтверждено!)([11]*) Как можно давать рекомендации без чётких научных знаний процесса родов и оценки последствий таких рекомендаций на протекание родов и последствий для здоровья детей? Ответов на эти вопросы это методическое пособие под редакцией академика РАМН Э.К. Айламазяна ([11]*, стр. ) не предоставляет. Сегодня не всегда можно отделить спонтанно возникшую патологию родовой деятельности от ятрогенной, то есть возникающей вследствие осознанных или случайных действий акушера по подготовке шейки матки к родам. ([1]*, стр. 229) Например, часто приёмы подготовки беременных к родам (гели с простагландином, ламинарии и т.п.) провоцируют преждевременное излитие околоплодных вод при неготовой (незрелой) к родам шейке матки и неготовности матки к схваткам. Подтекание околоплодных вод — по классификации ВОЗ (от 1993 г.) считается началом родов. Акушер ставит диагноз первичная слабость родовой деятельности и начинает родостимуляцию, что неизбежно заканчивается вариантом гипертонической дисфункции матки – крайне опасной для здоровья внутриутробного плода (о чём написано выше). Как в такой ситуации расценить патологическую, абсолютно неэффективную, опасную для здоровья плода схватку? Как следствие первичной патологии (со стороны беременной) или как следствие ятрогенного (акушерского) вмешательства?.([1]*, стр. 231-232).

Савицкие предложили два важных положения:

Каждая патологическая схватка неэффективна.
Каждая патологическая схватка несёт в себе угрозу состоянию плода.

Г.А.Савицкий пишет, что физиологический процесс раскрытия шейки матки в родах тесно связан с процессом продвижения предлежащей части плода. Процесс раскрытия шейки матки может осуществляться и при отсутствии продвижения плода, что происходит при стимуляции созревания шейки матки с применением простагландинов, баллончика, ламинарий. Но это будет уже патологический процесс, при котором меняются физиологические параметры кровообращения в матке, с развитием гипоксии у плода ([1]*, стр. 189). При искусственном расширении шейки матки роды ускоряются (по Савицкому Г.А.,([1]*, стр. 268-270) — это ложно «гиперэргические» схватки, как варианты ятрогенной гипертонической дисфункции матки), что может привести к «штурмовому» прохождению плода через родовые пути и закончиться родовой травмой и гипоксическими повреждениями ЦНС ребёнка.

Повреждения головного мозга плода в родах может произойти даже при однократном внутривенном или внутримышечном введении окситоцина. Это проиллюстрировано в работе Савицкого Г.А. ([1]*, стр. 257): по данным внутренней гистерограммы у роженицы с преждевременным излитием околоплодных вод, после однократного введения окситоцина (с целью родостимуляции) вначале резко повысился тонус миометрия, который только через 30 минут нормализовался (когда закончилось действие окситоцина) и «способствовал развитию полноценной схватки». То есть на протяжении более 30 минут наблюдался ятрогенный (связанный с действием окситоцина, введённого акушером) вариант окситоциновой гипертонической дисфункции матки. Значит, более 30 минут плод находился в условиях гипоксии, что вполне достаточно для необратимых повреждений ЦНС. Таким образом, к моменту рождения прямого действия окситоцина уже нет, акушер оценивает состояние новорожденного в 7, 8 а то и в 9 баллов по шкале Апгар. Но необратимые нарушения ЦНС плода на фоне действия окситоцина уже произошли, и выявить их может невролог при полном динамическом неврологическом осмотре новорожденного.

Такое же пагубное воздействие на тонус матки, кровообращение и ЦНС плода происходит при применении простагландинов, антипрогестагенов, ламинарий, баллончиков (10*, с.91). Аналогично «работает» и прокол плодного пузыря ([9]*, стр. 532), применяемый акушерами для искусственного ускорения родов, как процедура, якобы безопасная для плода.

Представитель официального акушерства проф. И.С.Сидорова в своём руководстве для врачей-акушеров рекомендует при раскрытии шейки матки до 6-8 см обязательно производить искусственную амниотомию. Хотя дальше пишет, что амниотомия может спровоцировать гипертоническую дисфункцию матки, и вызывает кратковременное снижение маточно-плацентарного кровотока с изменением частоты сердцебиения плода – нередко брадикардии, что отражает выраженную гипоксию плода. Для преодоления этих опасных для здоровья плода последствий амниотомии Сидорова рекомендует вводить но-шпу, баралгин, которые являются токолитиками (подавляют схватки матки), и глюкозу с витамином С и кокарбоксилазой, что по мнению Сидоровой поддержит энергетический уровень и оксигенацию плода (стр. 87–88). Доказательств эффективности таких мер для сохранения здоровья плода после амниотомии Сидорова не приводит. Проф. В.А.Потапов в методическом руководстве ([13]*) пишет: «На сегодняшний день доказана неэффективность следующих вмешательств при дистрессе (гипоксии) плода (уровень доказательности А): постельный режим, аспирин и дипиридамол, эстрогены, кислород, глюкоза, витамины, метаболиты, токолитики, блокаторы кальциевых каналов, увеличение объема циркулирующей крови, эссенциале, актовегин».Медикаментозное лечение неэффективно при дистрессе плода, что доказано по любому препарату. Например, глюкоза – вызывает тяжёлый метаболический ацидоз, бета-адреномиметики (основные токолитики) вызывают синдром «обкрадывания плода», улучшая экстраплацентарный кровоток и обедняя плацентарное русло. Что касается кислорода, то он вызывает спазм плацентарных сосудов, а не расширение. Сегодня уже всем хорошо известно, что кислородным обеспечением на периферии управляют не тонус сосудов, не объём кровообращения, а метаболизм в тканях… Зачем же прокалывать пузырь, если последствия этого вмешательства для дальнейшего протекания процесса родов и для здоровья ребёнка непредсказуемы и не поддаются профилактическому лечению?!

В иностранных руководствах не так категоричны советами: «Хотя амниотомию широко применяют в современном акушерстве, важно учитывать риск осложнений данной процедуры: кроме возможности выпадения пуповины, что опасно развитием острой гипоксии у плода и экстренным КС, при амниотомии у плода развивается преходящий ацидоз и гипоксия, увеличивается частота вариабельных децелераций на КТГ, повышается риск сдавления предлежащей части головки плода, хотя в дальнейшем роды могут протекать как и при самостоятельном разрыве плодного пузыря. При назначении амниотомии с целью родостимуляции следует помнить, что преимущества ускорения родов перед их обычным течением не были подтверждены ни одним из крупных проспективных исследований.» (стр. 511-512) Так зачем прокалывать пузырь? Чтоб повредить ЦНС плода?

Показательны и цифры роста родовой травмы в Омской области: 23 ребёнка на 1000 живорожденных в 1996 г. с ежегодным приростом до 31 на 1000 – в 2005 г. ([6]*, стр.66 [8 b]*, стр.) Кравченко Е.Н. делает вывод, что «наряду с ухудшением репродуктивного здоровья населения, влекущим за собой рост осложнений гестации (беременности) и затруднённых родов, возможно (автор допускает такую мысль) и неадекватное качество акушерской помощи». Правда, адекватность акушерской помощи автор видит в дальнейшей активизации вмешательств акушеров в роды, называя применение простагландинов, антигестагенов и ламинарий безопасными и эффективными методами индукции и стимуляции родов, не влияющих на показатель здоровья новорожденных после рождения и к году жизни. При этом никаких материалов и работ по оценке здоровья новорожденных, рождённых в родах со стимуляцией и индукцией автор не приводит ([6]*, стр. 174-175). Результаты же работы Крицкой И.А. (см. выше) о поражениях ЦНС новорожденных после акушерского родоусиления ([6]*, стр.56 и [12]*, стр.), не заставляют задуматься Кравченко Е.Н. и её коллег, что для сохранения здоровья детей необходимо срочно прекратить врачебную акушерскую агрессию в родах ([8 c]*, [8 e]*).
О причинах ДЦП…

Необходимо особо отметить, что оценка состояния новорожденного по шкале Апгар не даёт правильного представления о состоянии ЦНС. В классических работах K. Nelson с соавт. было изучено 49000 детей, которые были оценены по Апгар через 1 и 5 минут после рождения и по состоянию ЦНС в дальнейшем по жизни. 99 детей имели оценку 3 балла на 5-10-15-20 минутах, получили интенсивную терапию и выжили. У 12 из этих детей развился ДЦП, у 8 – отмечались менее значительные неврологические нарушения. Остальные 79(!), после проведённой интенсивной терапии, были здоровы по ЦНС. С другой стороны, из детей у которых в дальнейшем развился ДЦП, 55% имели на 1-ой минуте жизни оценку по шкале Апгар 7-10 баллов, на 5-й минуте – 73% детей с ДЦП имели по Апгар 7-10 баллов. Wayenberg с соавт. считает, что шкала Апгар не является информативной в отношении прогноза гипоксических поражений головного мозга. По их мнению, наиболее важна оценка нарушений неврологического статуса новорожденного в динамике. ([3]*, стр. 144-145). Не смотря на столь показательные данные работ иностранных специалистов, нашими неонатолагами и детскими неврологами в 2007г. принята классификация Церебральной ишемии (гипоксически-ишемической энцефалопатии), в которой рассматривать наличие энцефалопатии рекомендуется только у детей, у которых зафиксирована асфиксия при рождении ([12]*, стр. 11-12). То есть, гипоксия, повреждающая ЦНС, но возникающая в период вмешательства в роды индукцией и стимуляцией, остаётся с момента рождения не выявленной. Новорожденный при высоких баллах по шкале Апгар 7-10, не осматривается в динамике с описанием полного неврологического статуса, ведь асфиксии у него при рождении нет. В итоге, неврологические нарушения находят и фиксируют детские неврологи, когда с 1 месяца и далее, к ним приносят на приём таких детей, с различными нарушениями развития ЦНС.

Для снижения заболеваемости ДЦП и другими нарушениями развития ЦНС у детей нашей страны, акушеры обязаны прекратить использование для индукции (созревания шейки матки) и стимуляции родов и схваток искусственно созданные средства: окситоцин, простагландины, антипрогестагены и др., осмотические дилятаторы (ламинарии и др.), так как при действии этих препаратов происходит развитие патологических (неестественных, ненатуральных) родов. Начавшийся же естественным образом процесс родов, под воздействием этих препаратов переходит в патологический процесс. Такое искусственно вызванное патологическое течение родового процесса опасно, прежде всего, нарушениями кровообращения и родовой травмой плода, что ведёт к повреждению ЦНС плода.

«В настоящее время не существует ни одного эффективного метода медикаментозного или немедикаментозного лечения гипоксии (дистресса) плода, как во время беременности, так и в родах. Медикаментозная терапия дистресса плода (гипоксии плода) во всех врачебных протоколах мира отсутствует! Согласно разработанного протокола («Дистресс плода при беременности и во время родов» Клинический протокол акушерской помощи утверждён МЗ Украины приказом № 900 от 27.12.2006г), сегодня гипоксию плода не лечат! В одних случаях есть беременные, которые требуют срочного родоразрешения (экстренное Кесарево сечение) вследствие состояния плода, с целью предоставления реанимационных мер новорожденному. Во всех других случаях просто наблюдаем состояние плода. Если дистресс (гипоксия) плода продолжается, необходимо безотлагательное родоразрешение. ([13]*).Так зачем вмешиваться в роды лекарствами и приёмами, которые могут вызвать дистресс (гипоксию) плода?

Последствия дистресса (гипоксии) плода в родах в первые часы и дни жизни новорожденных неврологами и неонатологами практически не исследуются и не фиксируются, так как по принятой классификации перинатальных повреждений ЦНС ([12]*), под контроль попадают только новорожденные с признаками асфиксии при рождении. У детей с повреждением ЦНС от дистресса (гипоксии) во время прохождения родов с индукцией и стимуляцией, к моменту рождения кровоснабжение головного мозга может восстановиться, и в момент рождения может не быть признаков асфиксии по шкале Апгар (об эффективности оценки состояния ЦНС новорожденного по шкале Апгар см. выше). Но последствия повреждения ЦНС во время индуцированных и стимулированных родов находят у таких детей детские неврологи, на плановых приёмах в декретированные Минздравом сроки в 1–3–6-9–12 месяцев от рождения и т.д. В лёгких случаях, в течение первого года жизни ребёнка, невролог выявит синдром нервно-рефлекторной возбудимости, нарушения сна, мышечную дистонию, вегетативную дисфункцию, нормотензивную гидроцефалию, косолапость и др. После года — задержку речевого развития, гиперактивность и дефицит внимания, нарушения развития опорно-двигательного аппарата: хождение на носочках, плоско-вальгусные стопы и кефало-сколиозы и др. В тяжёлых случаях — эпилептический синдром, гиперкинезы, ДЦП, синдром аутизма, задержку психического развития и др.

Врачебная акушерская индукция и стимуляция родов – основная причина повреждений ЦНС рождающегося ребенка.

P.S. 1 марта 1997 г. в Чан Мэе (Таиланд) на конференции «Роды без границ», проводившейся под эгидой ЮНИСЕФ, председатель нью-йоркского Фонда здоровья матери и ребенка д-р Дорис Хейр представила результаты исследования, начав свою речь со следующего заявления: «Мне очень больно признать, что нигде в мире нет столь искаженных представлений о нормальных родах, как в США. Вызывает все более растущее беспокойство, что так называемое акушерское лечение в значительной степени является причиной высокого показателя количества детей с проблемами в обучении. Американские школьники отстают по сравнению со школьниками из других стран в математике и других предметах, требующих логического мышления и понимания. Сотни миллионов долларов ежегодно тратятся на ведение беременностей и высокотехнологичную помощь в родах, в то время как школы заполнены детьми, для обучения которых требуются специальные методики и педагоги-дефектологи. Образовательные услуги для «особых» детей стали бурно развивающейся отраслью экономики в США. И хотя мы пытаемся объяснить это увеличением числа недоношенных детей, факты говорят о том, что 75 % детей-инвалидов в нашей стране родились в срок, с нормальным весом и не имеют отягощенного семейного анамнеза. Прежде чем ваши акушерские службы попытаются перенять западные методики в работе родильных отделений, объясните коллегам, что медицинские вмешательства, которые являются неотъемлемой частью западного подхода, могут навредить матери, ее ребенку и как результат — обществу в целом»
Литература:

Г.А.Савицкий, А.Г.Савицкий «Биомеханика физиологической и патологической родовой схватки», ЭЛСБИ-СПб, С.-Петербург, 2003.
В.В.Абрамченко, Р.А.Абрамян, Л.Р.Абрамян «Индукция родов и их регуляция простагландинами», ЭЛБИ-СПб, С.-Петербург, 2005.
А.Е.Пальчик, Н.И.Шабалов «Гипоксически-ишемическая энцефалопатия новорожденных», «Питер» С.-Петербург, 2001.
«Национальное руководство по акушерству», «ГЭОТАР-Медиа» Москва, 2007.
И.С.Сидорова «Физиология и патология родовой деятельности», «МИА», Москва, 2006.
Е.Н.Кравченко «Родовая травма. Акушерские и перинатальные аспекты», «ГЭОТАР-Медиа», 2009.
«Жизнь с ДЦП. Проблемы и решения» журнал № 1.
«Акушерство и гинекология» журнал:
2007г., № 3, стр. 42-47, В.Е.Радзинский и др. «Доношенные дети, подвергшиеся реанимации. Анализ акушерской тактики».
2007 г., № 3, стр. 10-13, Е.Н.Кравченко «Факторы риска родовой травмы»
2008 г., № 2, стр. 35-38, Е.Н.Кравченко «Осложнения гестационного периода и родовая травма новорожденного в условиях крупного региона Западной Сибири».
2008 г., № 6, стр. 39-43, В.Е.Радзинский и др. «Недоношенные дети, подвергшиеся реанимации. Анализ акушерской тактики».
2006 г., № 5, стр. 47- 49, Л.В.Гутиков, В.А.Лискович «Применение ламинарий для подготовки шейки матки к родам при гестозе лёгкой степени».
Справочник Калифорнийского университета «Акушерство», 1996 г., Бостон, Нью-Йорк, Лондон, под ред. Н.Нисвандера, А.Эванса, перевод с англ., «Практика», Москва, 1999.
В.В.Абрамченко «Простагландины и антигестагены в акушерстве и гинекологии», «Интеллект», Петрозаводск, 2003.
«Подготовка беременных к родам», под ред. акдемика РАМН Э.К.Айламазяна (Методическое пособие), «Издательство Н-Л», С.-Петербург, 2007.
А.В.Михайлов и Р.Тунелл «Клиническое руководство по асфиксии плода и новорожденного», «Петрополис», С.-Петербург, 2001.
«Классификация перинатальных поражений нервной системы и их последствий у детей первого года жизни» Российская ассоциация специалистов перинатальной медицины. Методические рекомендации. Москва, 2007 г. (В разработке классификации приняли участие ак. РАМН д.м.н. Г.М. Савельева, ак. РАМН д.м.н. В.А.Таболин, д.м.н. Н.П. Шабалов, д.м.н. М.В. Фёдорова, д.м.н. Л.Г. Сичинава, д.м.н. Г.М. Дементьева, д.м.н. М.С. Ефимов, д.м.н. А.С. Петрухин, д.м.н. А.В. Горбунов, д.м.н. Е.П. Бомбардирова, д.м.н. Ю.И. Барашнев, д.м.н. М.И. Медведев и другие д.м.н. и к.м.н.)
В.А.Потапов, д.м.н. зав. каф. акуш. и гинекол. Днепрпетровской МА «Через отмену лечения гипоксии плода – к снижению перинатальных потерь» Доклад на конференции «Cовременные диагностические и лечебные технологии в акушерской , перинатальной и гинекологической практики» 20 сент.2007 г., г.Одесса. («Жiночий лiкар» № 5, 2007 г., стр.12)
15. Барашнев Ю.И. «Перинатальная неврология» Триада-Х, 2005г., стр. 47

Опубликовано здесь

 

Гемангиома — отмененная опухоль

Это заболевание редко бывает смертельным или опасным для жизни. Но оно способно сделаться источником постоянных моральных страданий, по сути — искалечить судьбу человека с самого раннего детства…
Гемангиома как болезнь новорождённых

В 1846 году выдающийся немецкий естествоиспытатель, основатель современной патологоанатомии Рудольф Вирхов предложил термин «гемангиома» для обозначения опухолевидных образований на коже, пронизанных частой сеткой кровеносных сосудов, что придавало им ярко-красный или багровый цвет. Слово это составное, от греческих haima (кровь) + angeion (сосуд) + oma (суффикс, которым обозначают опухоль). Вирхов первым изучил подобные образования, описав их и классифицировав по макроскопическому строению. И хотя классификация Вирхова в дальнейшем дополнялась и модифицировалась, именно опухолью — доброкачественной опухолью, развивающейся из кровеносных сосудов, — принято было считать этот недуг последующие полтора столетия.

Тем не менее поведение гемангиом отличалось от других типов опухолей довольно существенно. Прежде всего, тем, что они по большей части не обладали основным их признаком: безудержным, неконтролируемым, взрывным ростом, приводящим организм к гибели. Были и другие особенности, вызывавшие у специалистов вопросы.

Чаще всего гемангиомы встречаются у детей. Причём одни младенцы рождаются с этим дефектом (врождённая гемангиома), у других он появляется через две-три недели после рождения (детская гемангиома). И если у первых образование самостоятельно исчезает, рассасывается (инволютирует) в течение нескольких месяцев, то у вторых этот процесс занимает годы, а нередко в какой-то момент и совсем останавливается. Проблема достаточно серьёзная: по разным оценкам, заболевание поражает от 1 до 3% новорождённых, а у недоношенных детей с массой тела до 1000 г частота рождения с недугом достигает 10 —12%. То есть ежегодно в России на свет появляется не менее 120 тысяч детей с таким пороком. Чаще всего — примерно в 90% случаев — гемангиома появляется на лице и слизистых оболочках рта и глотки, хотя её образования возникают и на других участках тела и даже в печени. И лечить их необходимо исходя не только из эстетических соображений. Разросшиеся образования опасны обильными кровотечениями; расползаясь по лицу, они могут стать причиной потери зрения и слуха, нарушения дыхания, а в отдельных случаях даже привести к гибели.

Гемангиомы лечили теми же методами, что и большинство опухолей: лучевая и СВЧ-терапия, криодеструкция (разрушение глубоким холодом), хирургические операции. Ну и, конечно, лекарственные препараты. В большинстве случаев удавалось достичь успеха. Однако зачастую немалой для пациента ценой. Всё-таки хирургическая операция — для ребёнка сильнейший шок, да и для взрослого тоже.
Специфические особенности гемангиом побуждали учёных искать ответы на вопрос об их истинной природе. Качественный прорыв в понимании проблемы произошёл в 1982 году. Учёные из Бостона (США) Дж. Малликен и Дж. Гловацки опубликовали результаты своей работы, которая доказывала, что в биологическом отношении гемангиомы неоднородны. У некоторых гемангиом клетки эндотелия, выстилающие внутреннюю поверхность кровеносных сосудов, активно размножались, вызывая опухолеподобное разрастание ткани (такое разрастание называется пролиферацией). По этому признаку авторы сочли возможным отнести новые образования к опухолям. У других разновидностей гемангиом подобного размножения клеток не происходило, и учёные отнесли их к порокам развития тканей.

Классификация Рудольфа Вирхова, таким образом, претерпела существенные изменения. Собственно, на основе концепции Малликена — Гловацки возникла новая классификация, принятая мировым медицинским сообществом в 1996 году на римском симпозиуме Международного общества по изучению сосудистых аномалий. И общее название «гемангиома» заменили термином «сосудистые аномалии».

Точные названия в медицине имеют очень большое значение. В отличие, например, от географии, при всём почтении к этой науке. Чьим именем ни назови, например, гору, от того она выше не станет. Как ни переименовывай острова или целые океаны — они не сделаются ни ближе, ни теплей. В медицине всё иначе. Болезнь требуется назвать единственным, точным и неизменным именем, чтобы врачи, установив диагноз, начали лечить пациента именно от неё. Ушиб следует лечить как ушиб, а не перелом, и наоборот. Опухоль же, естественно, требует специфического противоопухолевого лечения.

А если это не опухоль?

Каждую весну петухи обретают утерянную за зиму красоту и уверенность. Их гребни наливаются упругостью и цветом, а к осени блекнут и спадают. Ещё ярче и заметней эта особенность проявляется у тетеревов. Яркие, внушительные во время токования гребни словно усыхают по окончании брачного периода, превращаясь в едва заметные валики на птичьей голове.

Птичьи гребни представляют собой ткань, пронизанную густой сеткой кровеносных сосудов и тем весьма напоминающую гемангиому. Другой аналог — плацента, детское место, развивающийся во время беременности орган, связывающий плод с организмом матери. Её толстая стенка также перенасыщена кровеносными сосудами, чтобы обеспечить снабжение плода необходимым количеством кислорода. Увеличение числа структурных элементов тканей, их избыточный рост в медицине называется гиперплазией. Как показывают приведённые примеры, процессы взрывного образования и роста большого количества кровеносных сосудов могут не иметь никакого отношения к опухоли.

Несколько лет назад доктор медицинских наук, руководитель отдела детской челюстно-лицевой хирургии ЦНИИ стоматологии Виталий Владиславович Рогинский решил окончательно разобраться в том, в чём уже был почти уверен. Собранный им коллектив исследователей Рогинский называет мультидисциплинарным: в него вошли челюстно-лицевые хирурги, диагносты, патоморфологи, отоларингологи, гематологи… Профессиональное мнение каждого представителя медицинской специальности в данном случае могло иметь решающее значение.

Члены исследовательской группы проанализировали результаты обследований тысяч пациентов с патологическими образованиями из кровеносных сосудов челюстно-лицевой области и шеи. Исследования структуры образований по новейшим методикам показали, что в обширной группе поражений, собирательно называемых гемангиомами, совершенно чётко выделяются три вида: сосудистые опухоли, сосудистые мальформации (пороки) и сосудистые гиперплазии. И — самое главное! — врождённые и инфантильные гемангиомы — это не опухоли, а именно гиперплазии, увеличение объёма и количества кровеносных сосудов. Оказалось, что они связаны с различными нарушениями во время беременности. Чаще всего — с недостаточным снабжением плода кислородом, гипоксией. Когда плод получает мало крови, начинается развитие сосудов, призванное компенсировать этот недостаток.

Лечить иначе

Случайный результат исследований в современной науке — достаточная редкость. Время неожиданных открытий, когда учёные действовали вслепую, методом проб и ошибок, руководствуясь лишь приблизительными предположениями (которые тоже вполне могли быть ошибочными), закончилось в XIX столетии. Однако подобное бывает и сегодня.

Детские гемангиомы в последние годы лечили методом гормональной терапии, используя глюкокортикоидный гормон преднизолон. Примерно в 30% случаев лечение давало положительный результат. Однако иногда оно сопровождалось рядом осложнений, и довольно серьёзных: нарушениями сердечной деятельности и даже психическими расстройствами.

Однажды врач детского госпиталя г. Бордо (Франция) Кристин Леоте-Лабрез, лечившая преднизолоном гемангиому у маленького пациента, была вынуждена назначить ему для компенсации появившейся сердечной аритмии препарат пропранолол, широко применяемый в кардиологии для лечения детей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Каково же было удивление врача, когда буквально на следующий день гемангиома начала бледнеть, а ещё через короткое время — уменьшаться в размерах! Врач применила пропранолол для лечения других пациентов клиники с подобным заболеванием. Эффект оказался точно таким же!

В 2008 году Леоте-Лабрез вместе с коллегами опубликовала результаты исследований в престижном медицинском журнале «The New England Journal of Medicine», которые стали сенсацией в медицинских кругах. Очень скоро новая методика использования при лечении гемангиом пропранолола стала распространяться по миру.

Однако именно исследования профессора Рогинского и его коллег позволили понять механизм воздействия лекарства, а также определить, какие именно сосудистые поражения следует лечить, добиваясь чрезвычайно высокого процента излечения.

Одна из особенностей нынешней медицины заключается в том, что, даже если некое лекарственное средство давно и хорошо известно на фармацевтическом рынке, применять его можно только для лечения тех заболеваний, для которых оно предназначалось изначально. В нашем конкретном случае это означает: сосудистые гиперплазии пропранололом в России лечить запрещается. Рогинскому понадобилось немало усилий, чтобы, во-первых, получить разрешение Этического комитета Российского национального исследовательского медицинского университета (РНИМУ) им. Н. И. Пирогова на ограниченное, экспериментальное применение препарата (такое у нас допускается) и, во-вторых, найти единомышленников в среде педиатров, которые согласились бы разделить ответственность за создание новой методики. Такие единомышленники нашлись на кафедре детских болезней № 2 педиатрического факультета РГМУ г. Москвы.

Коллектив кафедры под руководством профессора Н. П. Котлуковой совместно с командой Рогинского уже в течение двух лет — с 2010 года — проводит исследование по лечению сосудистых гиперплазий в детском кардиологическом отделении московской городской клинической больницы № 57. Конечно же лечение проводится с согласия родителей маленьких пациентов. На сегодняшний день в программе исследования приняли участие более 70 детей, у половины которых предыдущее применение других методов не принесло результатов. Но теперь положительного эффекта удалось добиться абсолютно у всех больных!

И, самое главное, стало совершенно очевидно, что использовать широко распространённые прежде, трудоёмкие, а зачастую весьма болезненные для пациента методы криодеструкции, склеротерапии, лучевой терапии, электрохимического лизиса, СВЧ-терапии, эмболизации сосудов нет никакой необходимости. Они попросту не нужны. И в подавляющем большинстве случаев можно обойтись без скальпеля хирурга.
В. В. Рогинский говорит: «Раньше я оперировал почти всех пациентов с подобными заболеваниями, о чём сейчас весьма сожалею. Вмешательство хирурга теперь необходимо лишь в том случае, если после терапевтического лечения сосудистых гиперплазий на лице остались остаточные жирофиброзные комплексы, неприемлемые с эстетической точки зрения, — их и надо оперировать».

В настоящее время новая методика лечения бывших гемангиом проводится лишь в нескольких клиниках, действующих на свой страх и риск с разрешения этических комитетов. Для широкого её применения предстоит пройти чрезвычайно сложный путь — преодолеть ряд бюрократических препон, заново зарегистрировать пропраналол в качестве лекарства для лечения сосудистых гиперплазий, сертифицировать и расписать методику применения. Занять этот путь может несколько лет. И родителям маленьких пациентов остаётся лишь уповать на то, что благодаря самоотверженным усилиям российских врачей — настоящих подвижников своего дела — такое в конце концов произойдёт.

Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21325/ (Наука и жизнь, Отменённая опухоль)

 

Акушерская агрессия

Н.В.Старцева: Акушерская агрессия
Доклад на IV Международном Конгрессе «Молодое поколение ХХI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья» (г.Киров, сентябрь 2009)

Я — представитель самой консервативной отрасли медицины (врачевания), если к таковой можно отнести акушерство. Как же случилось, что на рубеже нового тысячелетия, следуя прогрессу и научным «открытиям», цивилизация сделала роды опасными?

Акушерство, особенно отечественное, обвиняли в отсталости. По сути, оно и есть первобытно–природное. Всё течет. А женщина все рожает по–старинке, не спеша, через тот же таз (родовой канал), всё по прежним биомеханическим законам, заложенным природой, ничего нельзя изменить.
Спешить в родах всегда было и будет противоестественно и противозаконно, согласно Матери-природе — крайне опасно. Головка ребенка как объект родов, с ее эволюционно приспособительными особенностями — наличие шов и родничков — не выдержит ускорения (прогресса) родов, она просто «сломается».

Почему акушеры спокойно констатируют, что продолжительность родов за столетие сократилась вдвое? Это зловещее предзнаменование. Возрос вдвое родовой травматизм матери и новорожденного (рвется промежность, шейка, ломаются ключицы, кости черепа).

По сравнению с незначительным снижением перинатальной смертности, больными сейчас рождается 2/3 детей, и не только с аномалиями соматических органов, но и интранатальным поражением (в родах) центральной нервной системы гипоксически-травматического генеза или внутриутробной и внутрибольничной инфекцией, ГЛУБОКОЙ недоношенностью.

С 1993 года в РФ обозначился, отрицательный демографический потенциал – смертность превышает рождаемость, нет даже малейшей тенденции к возрастанию народонаселения.

Стараются все: правительство, внося новые прогрессивные законы, увеличивая материальные затраты, вводя систему родовых сертификатов. Пытаются улучшить систему дородового наблюдения в ЖК. Ежегодно проходят симпозиумы, конференции, посвященные научно-практическим вопросам актуального «патологического» акушерства. Спорят, какая система надежней – роды в стационаре высокого риска или естественные роды дома, в бассейне. Доказывают преимущества альтернативной дородовой подготовки.

Население тоже просыпается, женщины хотят стать матерями, и мужчины стараются изо всех сил. Трогательная забота семьи направлена на вынашивание беременности и благоприятный исход родов.

Изучается прогрессивный опыт развитых стран, достигших значительных успехов в системе родовспоможения. Нас обучают американцы в совместном российско-американском проекте «Мать и дитя», вручают нам звание «Роддома, доброжелательного к ребенку», в стационаре практикуются «групповые» роды в кругу семьи, поощряется естественное вскармливание, совместное пребывание матери и ребенка, ранняя выписка из стационара, ВОЗ шлет нам свои директивы… «Все смешалось в доме Облонских…».

Но, собираясь на роды, как на праздник, все забыли, что Роды – это непроизвольный естественный акт (простите, как дефекация). Роды – это очень тяжелая работа, как для роженицы и ее рождающегося ребенка (прежде всего), так и для всех участников этого физиологического акта, происходящего не по воле ВРАЧА, я хочу особо подчеркнуть его скромную роль, а по воле могущественной Природы.

Выбор, альтернатива сценария РОДОВ принадлежит не врачу и не рожающей женщине. Процесс родов происходит естественно. И как высказался один врач: «Предложение женщине самой выбрать способ родоразрешения носит привкус предательства». Что знает она, «первородка», о рождении, какие подводные камни ее подстерегают, порой и врач, не предполагает.

Поэтому в акушерстве не должно существовать системы подписей под согласием и ответственность всегда должен взять на себя врач. Поэтому и не каждый врач способен стать акушером-гинекологом.

Почему каждый, работающий в акушерстве, не «слышит» тело женщины, беспристрастно пытается «улучшить» веками отработанный механизм природы? Кто позволил бесцеремонно вмешиваться: готовить шейку для созревания, вскрывать плодный пузырь и тем самым нарушить тончайший механизм подготовки родовых путей? Стоит только начать, «согласно принятому в родовспомогательном учреждении протоколу»: вскрыть плодный пузырь, как нарушается механизм родовой схватки, она может стать судорожной, частой, или исчезнуть, быть непродуктивной.

За этим противозаконным актом последует стимуляция окситоцином, простагландинами, а это такие сверхсильные утеротоники, которые приведут к неконтролируемой схватке, нарушению сердцебиения плода (дистресс), ускорят роды. Активная фаза резко укоротится, ребенок начнет продвигаться через неподготовленные родовые пути, разрывая при этом мышцы и связки, нарушится механизм вращения его (биомеханизм) и, в конце концов, травмируется головка или ключицы и ручки ребенка.

Врач и акушерка знают обо всём этом, но наступает состояние транса, когда хочется, чтобы этот мучитель уже скорее прорвался через вульварное кольцо. «Давай! Давай!» — кричит акушерка. «Давай!» — вторит врач, надавливая на мышцы, сгибая колени и бедра с неимоверной силой. И тут, на высоте потуги (все кричат!) рождается с криком ребенок.

На первой минуте нужно в соответствии с непонятно откуда взявшимся «протоколом» быстро ввести 10 ЕД окситоцина (сократить матку и отделить послед), почему нужна такая прямо-таки космическая скорость? Женщина на это неохотно, ничего не понимая, соглашается, а порой её согласия и не спрашивают. Тотчас рассечь эту пуповину между зажимами: «Хватит, попил кровушки!» Отправив ребенка на грудь матери, акушерка хватает за отрезок пуповины и начинает тянуть – КТП (не дожидаясь хоть каких-то ни было признаков того, что послед отделился, она яростно и настойчиво тянет за пуповинный конец). Процедура эта во все времена была запрещена (пока не появятся признаки отделения последа). Начинает подтекать кровь (не водица). И, наконец, к 4-5-й мин послед уже «вырывают».

Итог «протокольных родов»:

40% — ускорение родов амниотомией и окситоцином;
до 30% оперативные роды – кесарево сечение, причем в большинстве своем – ввиду начала страдания плода (дистресс);
98% — активное ведение третьего периода родов (окситоцин);
до 7% массивных (более 1 литра) акушерских кровотечений, требующих массивной инфузионно-трансфузионной терапии в условиях реанимации и даже оперативного удаления матки.

Ввиду акушерской агрессии – высокий родовой травматизм, высокая гнойно-септическая заболеваемость родильниц и новорожденных – завоевания цивилизации 21 века в акушерстве!

Все закончено, до следующего раза. Сложно сказать, захочет ли женщина испытать всё это повторно. Как её малыш, да и она сама справятся с этой травмой родов? Захочет ли муж увидеть свою жену растерзанной еще раз?

Возможно, лучше не подвергать ее, молодую здоровую женщину, такой опасности, какой являются современные роды? В конце концов, есть оперативные роды – кесарево сечение. Жена конгрессмена Кеннеди 13 раз родила через кесарево сечение. Можно в современном, таком неустойчивом, мире прожить и без детей, потомство тоже бывает разное.

Современные ученые, А.Менегетти, например (1993), считают, что ограничение материнства связано с необходимостью самореализации женщины, как личности. Оказывается, не только социальная адаптация, институт брака, но и врачи сейчас диктуют женщине – иметь или не иметь ребенка.

Добавим ещё современные методы гормональной контрацепции среди молодых, нерожавших женщин. Это ведь рекомендации врачей-специалистов (для безопасного от беременности секса).

Да, в современном мире материнство вдруг стало альтернативой, на которую идет женщина, как на непозволительную роскошь.
Для тех, кто обладает не только разумом, но и сердцем.
1. Рождение человека является основным законом Природы, и изменить течение родов нельзя.

  1. Альтернативой естественных родов у человека может быть только кесарево сечение.
  2. Любой врач, акушерка, государство в целом может совершенствовать акушерский «уход», т.е. улучшать качество ведения беременности и родов (включая отдельную родовую палату, новейшее оборудование, отдельную акушерку и индивидуального врача).
  3. Но ни один врач, включая руководство родовспомогательного учреждения, управление и министерство здравоохранения, не имеет права отклоняться от естественного течения родов, ускорять их, замедлять течение родового процесса, производить преждевременное и раннее вскрытие плодного пузыря, стимулировать схватки, проводить родовызывание, родоусиление, назначать с целью стимуляции родовой деятельности окситоцин, простагландины и др. утеротонические средства.
  4. Любое вмешательство в течение физиологической беременности и естественных родов (фармакологическое, механическое) должно рассматриваться, как правонарушение человеческих законов рождения.
  5. Ни один руководитель, министр, руководящий специалист в области акушерства и гинекологии не вправе отдать приказ об изменении закона течения естественных родов. Существование местных и государственных инструкций по ведению беременности и родов, «протоколов», нарушающих естественное течение родов, — незаконно.
  6. Требование согласия женщины на изменение тактики родов: родовызвание, вскрытие плодного пузыря, применение окситоцина с целью усиления родов, активное ведение 3-го периода родов (противоестественное введение окситоцина сразу после рождения ребенка) – является незаконным, и акт согласия женщины не имеет юридической силы, так как нарушается не свод гражданских законов, а основной закон Природы рождения человека.
  7. Все эти попытки медицины защититься от несчастного случая не касаются акушерства, когда нарушается основной закон Природы рождения человека. Акушерство — не медицина, это служение.
  8. Родовспомогательное учреждение, систематически нарушающее законы деторождения, должно лишаться лицензии на право оказания акушерской помощи.
  9. ВОЗовские программы, проекты «Мать и дитя» создаются на разных уровнях, для различных стран и преследуют разные цели. Нельзя предавать забвению многовековой опыт, в том числе и отечественного акушерства.
  10. Агрессивному вандализму не место в родовспоможении; феномен насилия не должен господствовать на территории акушерства, являющегося основой поддержания жизни.опубликовано econet.ru

Автор: Н.В.Старцева, профессор Пермской Государственной медицинской академии Источник

 

Цигун для остеопатов

Цигун для остеопатов

Наши наставники часто говорят нам о том, что нужно обязательно лечить себя, так как остеопат лечит своим состоянием. Нездоровый остеопат не может лечить хорошо; чем меньше в нас повреждений, тем легче и успешнее мы лечим. На этом семинаре нам представится уникальная возможность познакомиться с древними китайскими практиками цигун для самоисцеления и  центрирования собственного тела. Факультативно вы сможете участвовать в занятии китайской гимнастикой программы базового курса цигун школы мастера Мантэка Чиа.

Известно, что остеопатия, наряду с восточными терапевтическими практиками, имеет энергетическую целительную составляющую. Частота состояния альфа-тета,  составляющая приблизительно 7,8 герц, генерируемая целителем, резонирует в сердечной чакре и нервной системе пациента, переводя его в состояние расслабленности и эмоционального исцеления.  Добавлю немного информации из статьи Вячеслава Рогова о целительной силе цигуна и механизме его воздействия на тело.   Упражнения Цигун с расслаблением и успокоением способны привести кору головного мозга в особое защитное состояние торможения и задействовать её врожденную функцию по регуляции и восстановлению внутренних органов.

Посредством регуляции дыхания Цигун гармонизирует функционирование вегетативной нервной системы, что позволяет излечивать заболевания, вызванные её расстройством — гипертонию, нейроциркуляторную дистонию, язву желудка и пр. При дыхательных упражнениях, использующих поднятие, опускание, раскрытие и закрытие (вообще, считается, что Ци имеет четыре направления движения вверх и вниз — по каналам, наружу и внутрь — через Даньтянь) возможно нормализовать эндокринную секрецию, уменьшить количество холестерина и излечить сердечно-сосудистые заболевания.

Посредством регулирования деятельности мозга и дыхания Цигун может воздействовать на очаги патологических рефлексов с целью излечения различных хронических заболеваний, среди которых — заболевания сердца, печени, лёгких, селезёнки, нервов, а также рак.

Благодаря двойственной природе движения и покоя, упражнения Цигун могут способствовать увеличению выделения желчи и таким образом улучшать функцию пищеварения.

Общим принципом является усиление потока внутренней жизненной энергии Ци при помощи упражнений Цигун. Когда врожденная Ци человека достаточна, он будет защищен от поражения внешними болезнетворными факторами. Достаточная Ци и размеренное кровообращение способны регулировать соотношение Инь и Ян в организме человека, а также усиливать и прочищать поток основной Ци. Как гласят пословицы: «Инь — это то, что прекрасно хранит основу жизненной энергии, а Ян — это то, что охраняет от приходящих снаружи опасностей и защищает тело». «Достаток Инь ведёт к образованию Ян, достаток Ян ведёт к подкреплению Инь». «Когда Ян и Инь уравновешены, сухожилия и сосуды гармоничны; структура костей прочна, а кровь и жизненная энергия свободно циркулируют».

Применяя Цигун-терапию, необходимо проделывать упражнения для тренировки дыхания, используя различные положения тела (позиции) и находясь в состоянии расслабления и покоя. Отрабатывая позиции и дыхание, главное — «содействовать покою при помощи движения», «добиваться движения посредством покоя», «принимать во внимание как движение, так и покой». Когда ум после нескольких упражнений Цигун успокоен, не только исчезают все волнения, но и возникает ощущение покоя и комфорта.

Успокоенный ум является первым условием обеспечения правильного потока внутренней  Ци. Это чувство покоя вызывается состоянием глубокого торможения коры головного мозга. Деятельность нейронов коры головного мозга тормозится, что позволяет регулировать деятельность центральной нервной системы и осуществлять лечение. «Содействовать покою при помощи движения» означает привести электрофизиологические характеристики центральной нервной системы в состояние низкочастотной осцилляции. ЭЭГ обычного бодрствующего человека фиксирует много высокочастотных слабо негативных волн с малой синхронизацией. Но ЭЭГ человека, хорошо владеющего Цигун,  содержит много позитивных низкочастотных волн, которые синхронны и имеют амплитуду в три разу большую, чем волны обычного человека. Это показывает, что упражнения Цигун способствуют организации электрической активности клеток коры головного мозга и, таким образом, усиливают его функционирование. «Добиваться движения посредством покоя» означает самопогружение в состояние покоя и полного контроля над умом, когда делается несколько движений с тем, чтобы обеспечить ровный поток внутренней жизненной Ци за счёт внешних движений при условии предварительного успокоения ума. То есть, при релаксации, концентрации ума и нисходящем движении внутренней Ци от центра по системе каналов продуцируется самопроизвольная (внутренняя) двигательная сила (иначе говоря, вы заранее задаете себе программу движения, поскольку в процессе выполнения упражнения должно быть как можно меньше контроля ума над телом). Таким образом, движения выполняются «в автоматическом режиме»; при этом ум в основном концентрируется на движении энергии Ци, что и даёт лечебный эффект. Это позволяет самоуправляемой Цигун-терапии за короткое время оказать лечебное действие.

«Привести ум в состояние расслабленности и комфорта» — значит, в терминах Цигун, «отрегулировать» его. Как говорили в древности, регулировать сердце — это значит «отрегулировать неупорядоченный ум и привести его к спокойствию». Нет ничего мистического в достижении успокоения ума. Этого способно достигнуть большинство людей. Описывая медитационное погружение буддийской практики с целью «отрегулировать» ум, можно выделить четыре ступени.

Уподобив себя наблюдателю на берегу реки, свой ум — потоку воды в реке, а мысли — волнам и бурунам на его поверхности, можно видеть, как связано совершенствование с упорядочиванием мыслей. У истока тонкая струйка бьёт ключом, пенистым от обилия хаотичных и неуправляемых мыслей. Далее ручей превращается в горную реку, покрытую волнами и бурунами — это первая, низшая ступень. В среднем течении бурунов нет, но ещё ходят частые волны — это вторая ступень погружения. При впадении в море река течёт широко и плавно, волны одиночны и редки — третья ступень. Когда же река впадает в штилевое море, поверхность которого ровна и безмятежна, — это четвертая ступень, безмыслие, состояние, делающее возможности человека безграничными. Это изложение четырёх ступеней перекликается с медитационными задачами техники Цигун.

Выполняя комплекс Цигун, вы можете чувствовать, что окружающие вас звуки становятся неясными. Их слышно, но очень неотчётливо. Вы можете ощущать собственное дыхание — и выдох, и вдох. Временами вы не думаете ни о чём; временами ваш ум заполняют отвлекающие мысли, но вы можете избавиться от них, как только осознаете. Вас может испугать внезапный звук. Это — предварительное успокоение.

Затем вы ощущаете себя в полусне. Вы перестаёте понимать, где находитесь. Звуки, окружающие вас, кажутся очень далёкими. Вы чувствуете, что ваше тело увеличивается в размерах или сжимается, становится то тяжелее, то легче. Когда ваш ум концентрируется на объекте, находящемся вне тела, вы чувствуете себя так, как если бы путешествовали по Стране Чудес. Когда вы концентрируетесь на частях тела, вы чувствуете раскрытие и закрытие Даньтяней. Это — шаг вперёд в успокоении на основе Цигун-терапии.

В пустоте вы видите образ. Образ пробуждает ваши эмоции. Эмоции помогают вам формировать более яркий образ. Посредством образов вы достигаете пустоты. Это состояние, по выражению легендарного философа Лао-Цзы, «достижения пустоты и поддержания спокойствия». Ещё одно высказывание на ту же тему знаменитого древнекитайского врача Ли Шичжэня: «Когда ум сконцентрирован на внутренних каналах, исполнитель способен глядеть внутрь самого себя». Человек может ощущать каналы, по которым течёт его жизненная энергия. Научившись управлять этими потоками, человек становится способным как самоисцеляться, так и изменять окружающий его мир. Это высшая степень.

«Когда Вы воспринимаете сердцем всё сущее, силы Инь и Ян будут хорошо управляемы, если вдыхать основную Ци и сохранять правильно успокоенный ум, мышцы будут действовать безукоризненно, а жизнь продлится столько, сколько просуществует Земля». Поэтому Цигун-терапия и даёт эффект увеличения продолжительности жизни и способствует предупреждению различных заболеваний.  Вячеслав Рогов

Наша концепция

Наша концепция

Инверсия смыслов в наше время достигла невероятных размеров. Понятия, исконный смысл которых казалось бы, очевиден, извращены до абсурда. Возьмем, например, из общедоступных источников определение физического здоровья и его градаций (выделено курсивом).
1 состояние ЗДОРОВЬЯ :
• хронические заболевания носят функциональный характер, обострения редкие;
• возможно самоисцеление или возврат к здоровью без применения медикаментозных средств,
• ремиссии длительные, полноценные • Острые состояния редкие (всё чаще при приближении ко 2-му уровню здоровья);
• психическая сфера не затронута, могут быть привычные или ситуационные страхи, преходящие ментальные и эмоциональные нарушения появляются при приближении ко второму уровню здоровья.
2 состояние ЗДОРОВЬЯ :
• хронические заболевания носят стойкий, но обратимый характер; обострения частые, с постепенным урежением по мере приближения к 3-му уровню здоровья.
• самоисцеление невозможно.
• ремиссии полноценные, относительно длительные .
• острые состояния частые, с постепенным урежением по мере приближения к тетьему уровню здоровья ;
• стойкие, но обратимые психические нарушения, сопровождающие обострение хронической болезни, или имеющие самостоятельный характер; социальная адаптация не нарушена.
3 состояние ЗДОРОВЬЯ:
• хронические заболевания носят стойкий, в основном, необратимый характер;
• полная ремиссия отсутствует, наблюдают чередование физической и психической патологии;
• острые состояния отсутствуют.
• психическая патология стойкая, носит самостоятельный характер, с возможной временной потерей социальной адаптации.
4 состояние ЗДОРОВЬЯ:
• хронические заболевания очень тяжелые, стойкие, необратимые,
• полное отсутствие ремиссии;
• острые состояния отсутствуют;
• психическая патология с тяжелыми, стойкими, необратимыми ментальными и эмоциональными расстройствами, с потерей социальной адаптации.
При высоком уровне здоровья даже грубые органические патологические дисфункции (такие, как инфаркт миокарда) могут разрешиться полной реабилитацией, а при низком уровне здоровья даже незначительные функциональные изменения (одноразовое повышение уровня артериального давления) может привести к инфаркту миокарда, с тяжелыми последствиями, или даже к смерти.
Итак, задумаемся, разве это градации здоровья? Это совершенно определенно систематизация нездоровья. И первым в цепи заблуждения по нашему мнению является то, что в современном мире вопросы здоровья человека считаются прерогативой медицины. Вместе с тем уже из приведенной выше систематизации ясно, что медицина не занимается здоровьем. Человек приходит к медикам, когда вследствие того или иного хода событий состояние здоровья потеряно.
Отрадно наблюдать, что все больше здравомыслящих людей ищут ответы на вопросы о том, как быть здоровыми, в альтернативных официальной медицине источниках. Основатель авторской школы интегральной остеопатии и его последователи и ученики имеют свой взгляд на здоровье человека, базирующийся на холистических системах древних знаний.
Мы придерживаемся концепции здоровья человека, которая имеет четырехуровневую структуру. Первое-отсутствие физических страданий. Второе — «мирское счастье, или счастье нахождения в социуме». Третье — «укорененность в себе самом». –познание своей духовной природы. Четвертое – безусловная радость, блаженство, безграничное счастье. Остановимся подробнее на каждом уровне.
Первый уровень здоровья— отсутствие физических страданий. Это очень важный базовый уровень здоровья, который подразумевает, что человек не имеет телесных болей, недугов, воспалений и т.п., человек физически хорошо себя чувствует. Этот уровень здоровья обеспечивает физическую предпосылку для успешной жизнедеятельности человека.
Уровень здоровья зависит от наследственности и образа жизни.
Высокий уровень здоровья будет у людей:
— родившихся от здоровых родителей;
— родившихся от желанной и благоприятно протекавшей беременности;
— проживающих в хороших экологических условиях, в близости к природе, в здоровом климате;
— мало или совсем не лечившихся химическими препаратами;
— ведущих здоровый образ жизни.
Низкий уровень здоровья будет у людей:
— родившихся от родителей, имеющих хронические заболевания;
— родившихся от нежелательной, неблагоприятно протекавшей беременности и родов;
— ведущих нездоровый образ жизни.
Прежде чем перейти к следующим уровням здоровья, остановимся немного на остеопатическом подходе, где четко определены основные принципы формирования первого уровня здоровья: Первый принцип, сформулированный основателем остеопатии Эндрю Тейлором Стиллом, гласит – «организм – единая система».
Все органы и части тела связаны между собой анатомически и функционально. Анатомическую связь обеспечивает фасция – покровная соединительная ткань, покрывающая все мышцы, связки, сосуды, нервы, органы и т.п. Фасция разделена на 3 уровня по глубине залегания – поверхностная – покрывает мышцы, создает связки, глубокая – внутренние органы, самая глубокая – твердая мозговая оболочка – покрывает и защищает головной и спинной мозг.
Но, несмотря на это послойное разделение, все системы фасций взаимосвязаны и при определенной сноровке (мастерстве пальпации) можно взяв за палец стопы «дотянуться» до уха и запустить там остеопатический лечебный процесс.
Анатомическое единство так же выражается в регионарных связях органов – если «плохо» диафрагме, она спазмирована, то будет «плохо» и печени, желудку, селезенке, кишечнику — так как на них будет давить «зажатая» диафрагма. Если спазмирована капсула почки – будут страдать мышцы, на которых эта почка лежит – подвздошно-поясничные мышцы, тяга от которых перекинется на крестцово-подвздошный сустав (это сустав между крестцом и тазовыми костями, место «косточек» которые болят чуть ниже поясницы), поясничный отдел позвоночника и другие структуры. Если повреждается стопа, то нарушается вся механика ходьбы, ее изменения будет компенсировать (что бы не упасть!) тазовый и поясничный регион и другие отделы позвоночника, вплоть до шеи.
Функциональное единство так же понятно. Если нарушается секреция желчи, будет страдать пищеварение и перистальтика кишечника – возникнут запоры. Если почки недостаточно хорошо работают – будет задержка жидкости, неадекватный выброс гормонов надпочечников – спазм кровеносных сосудов и, как следствие, подъем артериального давления.
Второй принцип остеопатии гласит: «Структура управляет функцией, а функция управляет структурой». Это значит, что если нарушено положение позвонка или органа (он смещен) то есть изменена структура, то будет нарушаться их функция (движение для позвонка, работа для органа), что повлечет за собой нарушения в рядом лежащих и отдаленных отделах тела. Так нарушенное движение позвонка может вызвать компенсаторную гипермобильность на других уровнях позвоночника, защитный спазм мышц спины. Спазм мышц спины может пережать венозный отток от околопозвоночных тканей — там скопиться жидкость, возникнет отек. Отек может сдавить выходящие из спинного мозга нервы, что вызовет неврологические расстройства в местах, которые эти нервы контролируют – от расстройств чувствительности и боли, до вегетативных расстройств функции различных органов. Вот такая длинная цепочка остеопатического поражения получается.
Что касается влияния функции на структуру – то известно, что орган, который очень активно работает или подвергается нагрузкам, меняет свою форму – становится больше (гипертрофия), плотнее. Это может в свою очередь изменить положение органа (или костной структуры) в организме – возникнет опущение органа или разовьется другое изменение, например смещенная, разросшаяся «косточка» на ногах у женщин, предпочитающих носить высокие каблуки и тем повышающие нагрузку на кости стопы.
Третий принцип – «жизнь – это движение». В нашем теле все движется – кровь по сосудам, легкие и диафрагма в дыхании, руки, ноги, позвоночник. Даже внутренние органы претерпевают движения – желудок, кишечник, желчный пузырь сокращается при пищеварении, пульсирует головной мозг. В акте дыхания смещаемая вниз диафрагма «массирует» органы брюшной полости «двигая ими» — чтобы создать в грудной полости отрицательное давление для «засасывания воздуха» диафрагма движется в сторону брюшной полости, как бы отталкивая органы, там находящиеся. Если нарушается движение на каком-либо участке тела, другие области вынуждены компенсировать это движение, что бы сохранить здоровье, тем самым изнашиваясь и страдая в свою очередь.
Четвертый принцип остеопатии – «артерия и нерв должны функционировать».
Если питание нарушается — достаточного притока или оттока крови к органу не происходит – орган начинает страдать, нарушается его работа, возникает болезнь.
Нарушиться работа кровоснабжения может за счет мышечных спазмов, смещений позвонков, костей, органов — пережимающих сосудистые пути и изменяющих движение крови в них. Это правило касается и нервной системы, при пережатии путей которой нарушается контроль над органами и опять же страдает их функция.
Пятый принцип остеопатии – «нервная система – основа интеграции».
Центральная регуляция нервной системы важна для всего тела. Если страдает головной мозг (а он может страдать при нарушениях притока крови, свободного ликворного тока, движения костей черепа, других краниосакральных проблемах) – нарушается работа всех систем тела.
Так же остеопатия признает огромную возможность саморегуляции тела. Суть лечебной работы остеопата часто сводиться только к «помощи» телу в устранении некоторых спазмов и смещений, все остальное организм «доделывает» самостоятельно.
Физическое здоровье — это очень важная составляющая здоровья, но только часть, которая не может самостоятельно без других частей обеспечить здоровья в целом.
Большинство современных пациентов и врачей воспринимают этот уровень здоровья, как достаточный и единственно значимый. Такой ограниченный подход к здоровью и является главной причиной плачевного состояния здоровья человека и неспособности западной медицины выйти за пределы симптоматического лечения. Медицина видит свою задачу в эффективном подавлении симптомов заболевания. А мы, пациенты, этому потворствуем, мы ставим задачу врачу — быстро и комфортно устранить симптом заболевания, потому что он нас беспокоит, а не потому, что болезнь разрушает наше здоровье. Автор книг по психосоматике Курт Теппервайн сравнивает эту ситуацию с выкручиванием лампочки, сигнализирующей о поломке, и продолжением поездки на неисправном автомобиле
Но верно и другое: как бы ни хотели продвинутые пациенты и добросовестные врачи добиться истинного здоровья, их действия будут обречены на провал, если будут направлены только на достижение первого уровня здоровья.
Первый уровень здоровья формирует базис для второго уровня.
Второй уровень здоровья. Означает «мирское счастье, или счастье нахождения в социуме». Этот уровень здоровья подразумевает удовлетворение от своей профессиональной деятельности, материальное благополучие, удовлетворение от взаимоотношений на работе, в семье, в кругу друзей и близких. Именно второй уровень здоровья тесно связан, как уже упоминалось, с реализацией целей жизни: предназначение, материальные блага, удовлетворение желаний.
Известный афоризм гласит: легче любить все человечество, чем конкретных людей. Для того что бы достигнуть второго уровня здоровья, необходимо осознать духовный аспект социальных взаимоотношений.
Этот уровень, подразумевает удовлетворенность от деятельности, от материального положения, от взаимоотношений. Большинство людей, в какие бы условия они не попали, будут не довольны. Или сразу будут довольны, но привыкнут, и через короткое время захотят большего, и снова будут недовольны. Умонастроение недовольства разрушает здоровье. Состояние нашей души накладывает свои отпечатки на тело и жизнь человека, поскольку Душа является источником питания тела. Здоровая душа передает телу здоровье. А душа, отяжеленная сердечными ранами, переживаниями, страхом, агрессивностью, раздражительностью, обидами и другими несовершенствами, передает телу нездоровье. Поэтому в тело приходит болезнь. Существует мнение, что более 80% всех болезней – психосоматические.
Чтобы освободиться от болезни, нужно пересмотреть свое отношение к миру, людям и самому себе. Если исцеляется душа человека – вслед за ней исцеляется и тело, автоматически. Исцеление души – нелегкая задача. Она требует много труда, осознанности и веры. Исцеление души предполагает очищение от ментальной и эмоциональной грязи – негодования, обид, ревности, страха, гнева и т.д.
Многие психосоматические заболевания человек получает с самого раннего детства. Отношение родителей, атмосфера в семье, давящая на ребенка, — формирует болезненное состояние души. И впоследствии человек может страдать всю жизнь, не понимая причин своих страданий. Далее человек с израненной душой несет негативные посылы в мир и строит нездоровые взаимоотношения с людьми, принося им боль и страдания.
В нашей школе есть направление психосоматический ребалансинг, которое изучает взаимосвязь мыслительного процесса человека и функционирования его тела, и позволит Вам определять причину и решать психосоматические проблемы Ваших клиентов, развивать умонастроение благодарности к жизни, судьбе, близким людям, природе, Богу.
Первый и второй уровни здоровья формируют базис для третьего уровня.
Третий уровень здоровья. Означает «укорененность в себе самом». Этот уровень здоровья подразумевает осознание своей собственной духовной природы.
Человек должен осознать, что материальная природа и духовная природа отличны друг от друга. Материальная природа – это наше физическое тело и его метафизическая тонкоматериальная оболочка: чувства, ум и разум. А духовная природа – это то, что в русском языке называется душой. Душа подразумевает индивидуальность. Это важный философский аспект. Основная концепция ведической философии,— это личностный подход, философия персонализма. Это значит, что каждый человек имеет уникальную индивидуальную духовную природу. И во всем мире нет ни одной другой души, которая повторяла бы нашу индивидуальность.
Человек должен перестать ассоциировать себя с телом, чувствами, умом. Человек должен осознать, что он является душой. Этот уровень понимания становится возможен только при одном условии: человек осознает, что его тело, все материальные объекты, все явления и события его жизни, все удовольствия и неприятности в его жизни временны, преходящи. И только его душа, то есть он сам, вечна, бессмертна и неуничтожима. В Бхагавад-гите сказано: «Душа не рождается и не умирает. Она никогда не возникала, не возникает и не возникнет. Она нерожденная, вечная, всегда существующая и изначальная. Она не гибнет, когда погибает тело» (глава 2, текст 20).
Но третий уровень не ограничивается только духовной природой, оно несколько шире. Человек, осознав свою духовную природу, не замыкается только на ней и не отвергает свою материальную природу. Он начинает понимать замысел Всевышнего, осознает свои жизненные цели, понимает временность как позитивных, так и негативных явлений жизни, и формирует адекватную поведенческую реакцию на эти события.
Проиллюстрируем «укорененность в себе самом» на примере. У человека интересная работа, любимая семья, материальный достаток. И вдруг, кризис и автомобильная авария: работы нет, достатка нет, семьи нет. Трагедия, страшное горе. Человек, имеющий только второй уровень здоровья, как минимум, серьезно заболеет, а то и наложит на себя руки. Человек, имеющий третий уровень здоровья, осознает бренность материального мира и найдет в себе силы жить дальше и не болеть. В нашей школе преподается курс биодинамики, который позволяет в полной мере ощутить различие между материальной, энергетической и духовной составляющей человека. В 70-х годах на стыке остеопатической дисциплины, китайской меридианной терапии и некоторых других концепций рождается биодинамика – наука о «жизненном движении» внутри тела. Углубляясь в «тонкие» аспекты функционирования тканей, биодинамика не теряет основных принципов остеопатии в своей работе.
Суть биодинамической работы – это микровоздействия на жидкостном, невральном, фасциальном, энергетическом и других уровнях тела.
Третий уровень здоровья неразрывно связан с четвертой целью жизни человека – с мокшей – освобождением от невежества, от врагов ума, которые мешают осознанию своей духовной природы и замысла Всевышнего.
Первый, второй и третий уровни здоровья формируют базис для четвертого уровня.
Четвертый уровень здоровья приносит радость, блаженство, безграничное счастье. Это очень высокий уровень здоровья, наделяющий человека духовным счастьем. Подразумевается, что человек на этом уровне постоянно испытывает радость, блаженство, счастье, духовный экстаз. И, более того, эти ощущения постепенно и постоянно нарастают. При этом эти ощущения ни как не связаны с внешними позитивными или негативными обстоятельствами жизни. На этом уровне здоровья происходит парадоксальное отрицание необходимости первого уровня – физического здоровья. Человек может иметь тяжелое заболевание или телесное уродство, но при этом испытывать безграничное счастье и удовлетворенность.
Подавляющее большинство людей находятся на первом уровне здоровья, несколько меньше – на втором, ещё меньше – на третьем, и единицы – на четвертом. Как видим, наша концепция здоровья представляет собой не простое отсутствие болезни, а комплексную систему, охватывающую физическую, психическую, ментальную и духовную сферу человека.

 

Мягкие мануальные техники

МЯГКИЕ МАНУАЛЬНЫЕ ТЕХНИКИ — РАСШИРЕННЫЙ БЛОК ЗНАНИЙ И НАВЫКОВ ДЛЯ КОРРЕКЦИИ ПРОБЛЕМ МЫШЕЧНО-СКЕЛЕТНОЙ СИСТЕМЫ

Семинар состоится 3 февраля 2017 года. Тематика ориентирована на врачей различного профиля, массажистов и реабилитологов, как начинающих, так и желающих усовершенствовать свои знания и умения.
Методики интуитивно понятны и доступны в освоении. Положительные эффекты прогнозируемы и регулярно воспроизводятся.
Основные темы: техники орто-биономии, сегментарного позиционирования; современные варианты миофасциального релиза; коррекция позвонков; коррекция таза, крестца, крестцово-подвздошных суставов; поясничного, грудного и шейного отделов позвоночника, ключицы и лопатки; верхних и нижних конечностей.
Запись по телефону 050 4022498